Главная > Рассказы > Рассказы Юрия Ермолаева > Стрелы пущены в цель

Стрелы пущены в цель

Юрий Ермолаев
Скачать:
Стрелы пущены в цель
Стрелы пущены в цель — интересная повесть Юрия Ермолаева, которую стоит прочитать робким и неуверенным детям. Главная героиня — Света, тихая и задумчивая школьница по прозвищу "Мышка-норушка". Девочке трудно выстраивать отношения с окружающими: учительница укоряет её в неактивности, а одноклассники задевают и высмеивают. Но вот судьба бросает Свете вызов: её переводят в другую школу. Удастся ли девчушке-интроверту проявить себя на новом месте? Узнаете, прочитав увлекательную книгу, написанную с тонким знанием психологии.
Время чтения: 3 ч. 30 мин.

Посвящаю дочери Алле

МЫШКА-НОРУШКА

— Тише! Тише! Внимание! — стуча по столу карандашом, призывала к порядку своих октябрят вожатая звёздочки Ира Красикова.— Вова, перестань дёргать за косу Сонечку!.. Сашу ля, скорее складывай учебники!.. Алик, не шипи ужом!

Только худенькой девочке с редкой чёлкой волос, которая тихо сидела за своей партой, Ира не сделала замечания. Хотя нет, и ей досталось.

— Мохова, пересядь ближе! Я же просила всех пересесть.

Света взяла портфель и послушно перешла с предпоследней парты на третью, в ряд, который был ближе всех к выходу.

«Удрать бы с этого сбора,— подумала она,— и чего я провозилась? Как будто не могла дома дневник заполнить».

— Наконец-то угомонились,— сказала Ира и обратилась к сидящей у окна учительнице: — Нина Петровна, мы проведём сбор звёздочки на тему...— Тут Ира посмотрела на ребят и, как дирижёр, взмахнула руками.

— «Октябрята любят труд, любят петь и веселиться»,— хором сказала вся Ирина звёздочка.

Только Света промолчала. Спохватилась, когда уже всё сказали. Она в это время Нину Петровну рассматривала. Света всегда что-нибудь рассматривает, даже на уроках. Так скорее время идёт. Уставится на кактус, он на окне стоит, или на чей-то башмак и разглядывает его внимательно-внимательно. И при этом фантазирует. Где башмак был до школы, почему он ободранный или начищенный. Иной раз так увлечётся, даже замечания Нины Петровны не услышит:

«Мохова, будь внимательной! Смотри на доску!»

Учительница, конечно, сердится. Потому и отношения у неё со Светой не особенно хорошие.

И сейчас, вместо того чтобы принять участие в сборе, Света стала смотреть на Нину Петровну, будто раньше никогда не видела.

В тёмной кофте и длинной серой юбке Нина Петровна показалась Свете похожей на строгую бабушку. *И Свете вдруг захотелось, чтобы её учила другая учительница. Всё равно какая, только не эта.

— Начинайте, начинайте скорее! — поторопила вожатую Нина Петровна.

«Наверно, ей тоже не хочется сидеть на сборе»,— подумала Света.

— Сбор звёздочки объявляю открытым! — торжественно произнесла Ира и вызвала на середину класса Веру и Сонечку.— Ну, о чём вы нам расскажете? — спросила она.

— Мы шефствуем над детским садом номер шестьдесят шесть дробь шестьдесят четыре, который находится рядом с нашей школой,— отчеканила толстая Сонечка.

— Мы ходим к малышам и читаем им книжки,— пропищала тоненькая Вера Бакина.

«Ничего себе, сообщили новость! — усмехнулась про себя Света.— Мы над этим садом уже полтора года шефствуем».

— Малыши нас любят и всегда ждут,— продолжала Сонечка.

— Мы гордимся их дружбой! — выкрикнула Вера Бакина.

«Как же, гордитесь,— покачала головой Света,— а сами пожалели для малышей салфетки, которые вышивали на уроках рукоделия!»

Вот была бы Света посмелее, обязательно сказала бы сейчас об этом. А с её характером лучше всего помолчать. А то начнёт говорить и стушуется. Да и Вера с Сонечкой уже за свою парту сели.

— А теперь,— сказала вожатая Ира таким голосом, точно собиралась угостить всех присутствующих шоколадом,— Сашуля Родин прочитает стихи.

Сашуля поднялся из-за парты, подошёл к учительскому столику и встал рядом. Сашуля маленький и толстый. Посмотрела на него Света и чуть не рассмеялась: туловища и плеч не видно. Одна голова из-за столика торчит. Точно на него глобус поставили. Шмыгнул «глобус» носом и загудел, как шмель:

Мы ходим в детский сад, Там чиним мы игрушки. Пускай Сергей, Марат Ломают санки, пушки. Мы будем их чинить И малышей любить.

— Молодец, Сашуля! — захлопала в ладоши вожатая и похвалилась Нине Петровне: — Это мои стихи. Ничего подходящего про детский сад в библиотеке не нашла, вот и пришлось придумать.

— Ты у нас на все руки мастерица, — безразличным голосом похвалила Иру учительница.

Ира зарумянилась, повернулась к октябрятам и снова высоко взмахнула руками.

— «Мы весёлые ребята, наше имя октябрята, — хором, обгоняя друг друга, заговорили все семь октябрят Ириной звёздочки.— Мы играем и поём, очень весело живём!»

И тут раздалась музыка. Это октябрёнок Геня Крылов заиграл на баяне. А три подружки Оля, Тоня и Сонечка пустились в пляс.

Засмотрелась на них Света. Даже забыла, что со сбора собиралась удрать. Танцы она больше всех игр и развлечений любит. Света и сама танцует, но только дома, когда остаётся одна. Целый вечер может кружиться и не устанет. Об этих её способностях в классе никто не знает. Да если бы и знали, Света всё равно ни за что не стала бы танцевать

перед ребятами. Перед мамой она и то стесняется, а тут... нет, и говорить нечего! Когда вожатая Ира распределяла задания, Света даже не сказала, что любит танцевать. Не хватило смелости вызваться. Вот всегда у неё так: хочется что-нибудь сделать, а она трусит — вдруг ничего не получится. Тогда над ней же смеяться станут: «Куда, мол, ты выскочила, Мышка-норушка!» Уж лучше промолчать, чем такой позор вытерпеть.

С завистью смотрела Света, как ловко подпрыгивала курносенькая Оля, как легко приседала её подружка Тоня. И Сонечка тоже хорошо кружилась, хоть и толстая. Потом стала кружиться Тоня, Оля приседать, а Сонечка подскакивать. И вдруг она шлёпнулась и потянула за собой подружек.

— Куча мала! — засмеялся Сашуля.

— Скорее, скорее поднимайтесь! — заторопила девочек вожатая и сама помогла им встать. А потом сказала, обращаясь к Нине Петровне: — Вот наш сбор и закончен. Мне кажется, он прошёл хорошо. Все дружно готовились к нему и дружно веселились. Только Света Мохова у нас что-то приуныла. Даже правило «Октябрята — весёлые ребята» сказала невесело.

«Вечно мы из-за Моховой замечания получаем», — нахмурился командир звёздочки Алик и сказал вожатой:

— Она всегда такая. Сидит на сборе, всё равно как в гостях. Ничем не интересуется.

— Ей бы только поскорее из школы удрать,— добавила толстая Сонечка.

— Света даже на репетиции не оставалась,— съябедничал Сашуля. Он всегда про всех ябедничал.

«А зачем мне оставаться, если я на этом сборе ничего не делаю. Зрителем быть, что ли?»—хотела сказать Света, но по привычке промолчала.

— Ты, Света, октябрёнок и скоро станешь пионеркой,— напомнила ей Нина Петровна.— Ты должна быть активной.

— Я буду,— чуть слышно пообещала Света.

— Посмотри, Мохова, на звёздочку, которая к твоей школьной форме приколота. Ведь носить её очень почётно,— сказала вожатая Ира и спросила Свету: — Ну-ка, ответь, кто ещё носит такие же звёздочки?

Света хорошо знала, кто носит красные звёздочки на своих фуражках или гимнастёрках. Но ей не захотелось отвечать вожатой. Чем спрашивать про звёздочку, лучше бы поручила ей что-нибудь сделать. А то как станет задания распределять, сама же её обходит. Обидно ведь ничего не делать. И вместо того чтобы ответить Ире, Света промолчала и отвернулась. Пусть думает, что Света не знает. Ей всё равно!

— Может, тогда Сашуля с Аликом подскажут Свете,— не дождавшись ответа, сказала вожатая,— у кого из взрослых есть красные звёздочки?

— У солдат Советской Армии! — выпалил командир Алик.

— У моряков и пограничников,— важно доложил Сашуля.

— Молодцы, Родин и Футликов! — похвалила их вожатая и объявила: — Наш сбор окончен, но дела продолжаются.

— Не забывайте детсадовцев,— напомнила октябрятам Нина Петровна и вместе с Ирой вышла из класса.

Света тоже пошла к дверям, но командир Алик остановил её и спросил строгим голосом:

— Ты до каких пор будешь нам звёздочку портить?

— Октябрята — весёлые ребята, а Мохова даже грустных стихов не знает,— запирая свой портфель, прогудел Сашуля. Он всегда поддакивал Алику.

— Она только одно знает, как со сборов удирать,— опять сказала толстая Сонечка.

— Я ж не удрала,— тихо возразила Света.

— Ещё бы! — присвистнул Алик и затеребил Свету.— Говори, будешь активной или нет?

Ничего Света не ответила Алику. Только наклонила низко голову, точно боднуть его собралась, и отвернулась. Эта привычка Светы отворачиваться и молчать ужасно злила ребят.

— С ней говорят, а она ещё не отвечает! — вскипел Алик.

— Мохова не октябрёнок, а дед Молчун,— сострил Сашуля и подёргал себя за воображаемую бороду.

— Ой, девочки, у нас в классе дедушка учится!

— Где же твоя борода седенькая, дед — сто лет? — захихикали толстушка Сонечка и Вера Ба-кина.

Хотела Света сказать им в отместку тоже что-нибудь обидное, а вместо этого села за парту и заплакала. Ребята сразу притихли, поскорее взяли свои портфели и вышли из класса...

ХОРОШАЯ САМОДЕЛКА

Долго сидела Света в опустевшем классе. Ей захотелось вдруг убежать далеко-далеко, чтобы никогда не встречаться с такими несправедливыми ребятами. Ну почему они всё время придираются к Свете? Одна Тоня Тёмкииа не донимает её. Но дружить с Тоней Света всё равно не может. Ведь Тоня у Сонечки с Верой на побегушках, точно прислуга какая. А Света хоть и не умеет кричать и требовать, как Сонечка, но прислуживать никому не будет. Уж такой у неё характер — и гордый и ужасно робкий. В магазине игрушек, например, Света не могла даже попросить продавца поменять ей «докторский набор» на «парикмахерский». Продавец дал его Свете по ошибке. Цена-то одна. Покраснела Света, потопталась у прилавка и ушла домой с градусниками и шприцами, какие у неё уже были.

А чтобы поднять руку ка уроке и попросить Нину Петровну объяснить ещё раз непонятное правило или самой вызваться и ответить на её вопрос — такого от Светы никогда не дождаться. Она и на уроках-то отвечать боится, хотя учит их старательно. Но стоит Свете споткнуться, да если при этом ещё Нина Петровна посмотрит на неё строго или кто-то из ребят хихикнет—всему конец. Замолчит на веки вечные, до конца урока. Да что на уроке! На обыкновенном октябрятском сборе Света никогда не выступит.

Ещё в первом классе вылепила она к сбору замечательного зайчика из пластилина. Остались октябрята после уроков с вожатой, и начался у них смотр самоделок. Командир Алик стал вызывать октябрят с самоделками к учительскому столику.

Первой вызвал Сонечку.

— Я салфетку для куклы вышила, вроде коврика,— похвалилась Сонечка и показала салфетку.

На ней были вышиты две зелёненькие ёлочки, а под ними гриб мухомор. Мухомор оказался очень большим, в половину ёлок. Но вожатая и ребята всё равно похвалили Сонечку.

Потом Сашуля показал полочку для цветов. Он её дома сам сколотил.

Свете полочка Сашули тоже понравилась. И ничего не значит, что с одного конца она была шире, а с другого поуже. Если на неё поставить два горшка с цветами, один большой, а другой поменьше, можно подумать, что полочка так специально подстругана.

«Как-то мой зайчонок понравится? » — заволновалась Света. От волнения она даже не смотрела, что показывала соседка. У Светы сильно билось сердце.

«Сейчас... сейчас... вот только Бакина сядет на место, и к столу выйду я... нет, сама не выйду... подожду, когда Алик вызовет,— шептала себе Света, стараясь не глядеть в сторону командира.— Вызвал же он Сонечку, Сашулю, пусть и меня вызовет».

А командир Алик посмотрел на неё и подумал:

«Не сделала, видно, Мохова самоделку, раз от меня отворачивается».

Вот Света и услышала:

— А что Тоня Тёмкина сделала?

«Почему же Тёмкина, а не я? — удивилась Света.— Теперь ведь моя очередь самоделку показывать. Тоня совсем с другой стороны сидит».

Свете бы крикнуть: «Ты что, Алик, забыл про меня, что ли?» или хотя бы тихо спросить: «Меня когда вызовешь? » А Света промолчала, как будто в самом деле не выполнила задания. Только нахмурилась да на скамейке заёрзала.

— Тебе что, Мохова, не интересно на сборе? — огорчённо спросила её вожатая.— Ты что вертишься?

— У меня голова болит... — вдруг сказала Света. Она не любит врать, но с обиды может наговорить на себя что угодно.

— Тогда иди домой,— посоветовала вожатая,— вдруг у тебя грипп начинается.

— Апчхи! — нарочно чихнул Сашуля.

Встала Света, взяла портфель и вышла из класса. А зачем? Ведь совсем она не больна. В коридоре Свете пришла в голову замечательная мысль: приоткрыть классную дверь, сунуть в неё своего зайчика и спросить ребят смешным голосом: «Кто-кто в теремочке живёт? » Вот все сразу и рассмеются. И вожатая увидит, что выполнила Света задание и голова у неё не болит, раз шутит.

Но Света тут же засомневалась: «А вдруг им мой зайчик не понравится? Вдруг скажут, что он и на зайчика-то не похож, а на крота какого-нибудь? И смеяться начнут...»

Достала Света своего зайчика из портфеля, посмотрела на него и вздохнула: «В самом деле, не такой уж он хороший»,— и смяла в комочек. А сама поскорее побежала по лестнице в раздевалку. Потому что у неё вдруг задрожал подбородок и сами по себе запрыгали губы. Что хорошего, если она на весь школьный коридор заревёт.

Так и пропала у Светы охота выполнять октябрятские поручения. А после того как Алик ещё раз обидел Свету, она даже стала у бегать со сборов.

Шла как-то Света после уроков мимо учительской и увидела: стоят в дверях Нина Петровна с Аликом. И Алик просит её:

— Переведите, пожалуйста, Мохову в другую звёздочку. Она нам всё дело портит.

Но перевести Свету Нина Петровна не согласилась.

— Как мы с вожатой распределили октябрят, в тех звёздочках они и останутся,— ответила она Алику.

А Свете так хотелось услышать от Нины Петровны совсем другое. Сказала бы она Алику: «Погоди, командир, Света у нас ещё таким октябрёнком станет, что ты за неё всю свою звёздочку отдашь. Поручи-ка ей что-нибудь сделать!»

Света бы обязательно постаралась отличиться. Даже если задание было бы очень трудным. Но после таких слов всё равно постаралась бы. А теперь она только ещё больше расстроилась и Алик огорчился. Видно, никогда ему от тихони Светки не избавиться. Ведь Алик всю свою звёздочку после уроков в чапаевскую дивизию превращает. Она во дворе на белых фашистов в атаку ходит. А Свету Алик даже связным не делает. Боится, что такая тихоня сразу в плен сдастся.

«Ну и пожалуйста, не берите в игру!» Света и подходить к ним больше не стала. Очень нужно унижаться и отказы получать. Лучше она малышам крендельки из песка лепить будет. Уж они-то Свете всегда рады! Ни за что её не прогонят.

И в школе Алик совсем перестал обращать на Свету внимание. Как будто она и не октябрёнок его звёздочки. В этом Света сама очень скоро убедилась.

Однажды мама выстирала Светину форму. Надела её Света и побежала в школу. В школьном вестибюле посмотрела Света на себя в зеркало и ужаснулась. Не было у неё на платье октябрятской звёздочки. Забыла приколоть. А как без звёздочки в класс войти? Алик на Свету и так сердится, а

теперь, наверное, совсем разбушуется. Но Алик ничего не сказал, даже не удивился, что она без звёздочки. И на другой день тоже не удивился, когда Света уже ему в отместку без звёздочки пришла.

«Хоть бы замечание сделал»,— нарочно пройдя мимо него, подумала Света и окончательно расстроилась. Скоро их звёздочку должны принимать в пионеры. Вдруг её не примут?

Но переживала Света напрасно. В пионеры приняли весь класс целиком, потому что в нём не было ни одного отстающего.

Красный галстук на торжественной линейке Свете повязал старый рабочий экскаваторного завода, дедушка одного из её одноклассников. Дотронулась Света до красного галстука и почувствовала себя счастливой-счастливой. Только совсем ненадолго. Потому что испугалась: вдруг ей опять ничего поручать не будут. Ведь вожатая думает, что она ничем не интересуется. Какая же тогда из Светы пионерка получится?

Но учебный год подходил к концу и никакой пионерской работы в новом отряде не начали. Провели только сбор, на котором командиров звёздочек выбрали звеньевыми. Света опять оказалась в звенье у Алика.

ПЕРЕДЫШКА

Бывает иногда человеку так тяжело, точно несёт он непосильный груз. Но вот наконец груз сброшен. И человеку снова легко и весело.

Так же хорошо чувствует себя Света с приходом летних каникул. Подумать только: целых три месяца она не увидит ябеду Сашулю, задиру. Сонечку и хитрющую Веру Бакину. И дома отчим не сможет к ней придираться. Ведь с тех пор как у Светы умер родной папа, лето она проводит в деревне у бабушки — маминой мамы. Там хорошо! У бабушки есть пёс Казбек и кот Ерофей. Все вместе они ходят в лес за грибами и ягодами. А на Казбеке Света даже верхом катается. Ещё Света любит кормить бабушкиных кур. Они очень смешно спешат к ней со всех ног на звонкое «цып-цып-цып»! Даже второпях падают и кувыркаются. И играть с маленьким Павлушей — сыном соседки — тоже интересно. Света его игрушечных зверюшек лечит. Медведю оторванное ухо пришивала, а обезьянке согревающие компрессы ставила. Она ведь из жаркой Африки приехала, вот часто и простужается.

Но больше всего Павлуша любит слушать страшные сказки. Их Света сама придумывает. Сидя на лавочке перед бабушкиным домом, он поджимает ноги, придвигается вплотную к Свете и слушает её затаив дыхание. А Света говорит дребезжащим хриплым голосом бабы-яги:

— Кто моё помело из кадушки вынул? Найду этого смельчака и на сковороде зажарю.

И Павлуша вздрагивает: только бы не нашла!

В бабушкином огороде у Светы есть своя грядка. Она вскапывает её, засевает морковью, репой или огурцами и ухаживает за ней всё лето. А осенью увозит урожай с этой грядки домой, в город.

Свете бывает очень жалко уезжать от бабушки. Она бы с удовольствием оставалась у неё и на зиму. Отчим, наверное, не возражал бы. Но мама не хочет. Она считает, что в деревне учат детей хуже, чем в городе. Вот и приходится уезжать. А нынешним летом Света уехала из деревни ещё раньше. В первых числах августа от мамы пришло письмо.

В нём мама писала, что отцу дали от работы трёхкомнатную квартиру и просила бабушку приехать со Светой и помочь перебраться.

Света и обрадовалась письму и испугалась. Новая квартира совсем в другом районе. Значит, её переведут из этой школы, и она больше никогда не увидит ябеду Сашулю, задиру Сонечку и хитрющую Веру Бакину. Это хорошо! А вот как встретят её незнакомые ребята? Даже подумать страшно!

Через день после получения письма бабушка и Света уже ехали к маме. Ехать от бабушки до города недалеко, всего четыре часа. Но зато на самом настоящем скором поезде с удивительно красивым названием «Буревестник». Бабушка объяснила: поезд называется так потому, что идёт из города Горького — родины знаменитого писателя, который написал «Песню о Буревестнике».

Как только Света и бабушка вошли в вагон и сели на свои места в совершенно свободном купе, каждая занялась своим делом. Бабушка принялась запихивать под полку сумку с деревенскими гостинцами, а Света подошла к окну и стала тихонечко прощаться с убегающей от поезда платформой, с пристанционными постройками и с замелькавшими деревцами. Когда-то она опять увидится с ними? Сколько за это время всего случится! Может, всё-таки попробовать уговорить маму, чтобы она отпустила её на зиму к бабушке. Всё равно ведь надо менять школу. Вот будет здорово, если отпустит!

Тут бабушка кончила размещать сумки с чемоданами и тоже подошла к окну. Бабушка у Светы высокая. Встала — так только чуть-чуть до верхушки окна не дотянулась.

— Ну вот, ты почти и дома,— сказала бабушка.

Света промолчала. Домой совсем не хотелось. И ещё было жаль, что в купе, кроме них, никто не едет. Света хоть и молчунья, а слушать разговоры пассажиров страх как любит. Когда в начале летних каникул она ехала к бабушке, ей попалось такое разговорчивое купе, что Света даже расхрабрилась и сама рассказала пассажирам, как их класс принимали в пионеры. Ведь она ехала к бабушке в пионерском галстуке. А сейчас только и дел, что в окно смотреть. А что, если залезть на

верхнюю полку? Поезд идёт по высокой насыпи. Сверху, должно быть, жутко смотреть вниз, под откос. Но залезть на верхнюю полку бабушка не разрешила.

— Нечего там грязь собирать, посиди-ка лучше со мной,— сказала она и погладила Свету по голове шершавой, огрубевшей рукой.

Света хотела не послушаться бабушки и всё-таки залезть на верхнюю полку, но от её руки Свете передалось какое-то приятное тепло, и, вместо того чтобы рассердиться на бабушку, Света крепко-крепко прижалась к ней. И бабушка, точно подслушав Светины мысли, спросила:

— Всё ворчит на тебя Александр Константинович-то?

— Всё ворчит... — кивнула головой Света.

— Чем же их сиятельство недовольны? — поинтересовалась бабушка.

— Когда чем... — ответила Света.— Вот перед отъездом к тебе сказала мне мама, что я мало с папой говорю и он сердится. Подошла я, хотела рассказать, за что у нас на уроке Сашуля Родин двойку получил, а он посмотрел на меня и сказал сердито: «Я же просил мне не мешать. Неужели это тудно? Я не так часто работаю дома». И пошёл шуметь...

— Вот так поговорили,— поджала губы бабушка.

— Ушла я во двор, а когда вернулась, он опять рассердился: долго, сказал, гуляла,— вздохнула Света.

И бабушка тоже вздохнула. Ведь она очень любила первого Светиного папу, который был родом из их деревни. Сначала Светин папа работал в колхозе помощником агронома, а потом выучился на

лётчика. У мамы в подзеркальном столике лежит коробочка с орденом Красной Звезды. Им был награждён папа. Вот кто носил красную звёздочку — её родной отец. А вожатая думает, что Света не знает, кто красные звёздочки носит. Ну и пусть так думает. Она многого не знает, что Света умеет делать и что ей можно поручить. И отчим тоже плохо Свету знает, хотя и прожил с ними три года. Он одной мамой интересуется. Правда, когда мама просматривает Светин дневник и при этом сердится на неё, отчим встаёт на защиту Светы. Только защищает её он как-то странно:

— Ты не сердись, Люсенька, что у Светы одни тройки. Лучше радуйся тому, что у неё нет двоек,— успокаивает он маму.— Вот тогда бы надо было горевать. А сейчас тебя никто не может упрекнуть в том, что ты не следишь за дочерью. Ведь не всем же хватать звёзды с неба.

— Ты прав, Александр, только из-за моих усилий Света не двоечница,— соглашается с отчимом мама и перестаёт сердиться на Свету.

Хорошо, конечно, что мама перестаёт сердиться. Только несправедливо так говорить. Разве мама помогает Свете учиться? Даже подписать дневник Света напоминает ей. Зачем же говорить неправду?

Но вспоминать об этом Света не любит. Куда лучше рассказывать бабушке о тех весёлых играх, какие она придумывает дома с медвежонком Та-пом или как замечательно у них в звёздочке проходят сборы. Вот и сейчас Света припомнила, какого хорошего зайчика она вылепила из пластилина к их первому октябрятскому сбору (теперь зайчик ей снова нравился). Припомнила, но рассказала бабушке не то, что с ней случилось, а то, что с ней могло бы случиться, будь она немножко посмелее.

Света снова прижалась к бабушке, взяла её руку и начала рассказывать:

— Был у нас один октябрятский сбор. Мы к нему самоделки готовили. Я зайчика из пластилина вылепила. Хороший у меня зайчик получился. Ушки длинные, хвостик ядрышком. Принесла я его в школу. А мальчишки у нас ужас какие любопытные! Так всем в руки и смотрят: кто чего притащил. Только я своего зайчика им раньше времени не показала. В портфель спрятала. А на сборе вытащила его незаметно и к парте прикрепила, так, чтобы из-за неё у зайчика одни ушки торчали. А как дошла до меня очередь самоделку показывать, огляделась по сторонам и сказала расстр ен-ным голосом:

«Ой, куда же мой зайчик делся? Неужели в лес убежал или тут в классе спрятался?»

Все, конечно, принялись искать зайчика и сразу увидели его.

«Вот он, твой зайчик! Из-за парты выглядывает! — закричали ребята. — Хватай его скорее, а то убежит!»

Бросились они к зайчику, чуть не помяли его в суматохе. А наш командир Алик поставил моего зайчика на стол и сказал:

«Надо его капусткой покормить, чтобы привык к нам и больше не убегал». И достал из своего портфеля маленький кочан. Он, оказывается, из пластилина разные овощи сделал. Вот смешно получилось!

— Значит, понравился ребятам твой зайчик?— поинтересовалась бабушка.

— Им все самоделки понравились,— уклончиво ответила Света. — А ещё мы сборы-концерты устраиваем. Приглашаем на них малышей из детского сада и развлекаем их. Больше всего малышам пляски нравятся.— Света вспомнила про Сонечку, Тоню и Олю и подумала: «Пусть хоть это будет на самом деле».— Мои подружки знаешь как замечательно пляшут! Одна лучше всех подпрыгивает, другая приседает, а третья как настоящая балерина кружится.

— Я тоже пляски люблю,— призналась бабушка,— а наши октябрята больше всякие монтажи разучивают. Под Первое мая совсем нас, старых, зачитали. Вот кружки у нас при Доме культуры хорошие. У юннатов целое поле опытное, а кто механику любит, трактор имеют. Только в этом кружке ребята постарше вас будут.

— А у наших старших ребят кружок танцев есть,— похвалилась Света и вспомнила, что говорила мама одной женщине, которая пришла к ней посоветоваться насчёт своего сына. И Света сказала со знанием дела: — Школьникам обязательно нужно заниматься в различных кружках. Это поможет им в дальнейшем определить себя в жизни.

Мама у Светы юрист. Она занимается устройством подростков в технические училища и на предприятия.

Мама! Она всегда приходит встречать Свету на вокзал в голубом плаще и в серенькой шляпке с крошечными полями. Красивая и совсем молодая. Знакомые отчима даже не верят, что у мамы такая взрослая дочь. Как же эта «взрослая» дочь соскучилась по ней!

Света посмотрела в окно: деревьев вдоль откоса уже почти не было. Их сменили большие кирпичные здания, огороженные заборами железнодорожные склады и дымящие своими высокими трубами-шеями фабрики.

Поезд подпрыгивал на стыках рельсов, спешил, стуча колёсами. Город приближался...

ПЕРЕЕЗД

Утро выдалось пасмурное. Тучи ползли по небу. Длинные и тёмные. Точно дым из бабушкиной избы, когда в печке сгорит картошка. Мама то и дело посматривала в окно и гадала: будет дождик или пройдёт стороной. Света тоже гадала, но по-своему: зажмурит глаза и тянет указательные пальцы друг к другу. И при этом шепчет:

— Сойдутся — дождя не будет, не сойдутся — хлынет.— Пальцы то сходились, то нет.

— Плохой твой барометр,— улыбнулась бабушка,— мой куда лучше. Не будет дождя, я уж знаю.

Бабушкин барометр — её ноги. К дождю их, по словам бабушки, так ломит — хоть караул кричи. Сейчас бабушка улыбалась. И тучи в самом деле начали расползаться.

— Вот мы и благополучно переедем,— обрадовалась мама.

Она вроде Светы ужасно не любит дожди, а главное, боится грозы. Бабушка, наоборот, грозу любит. Однажды, в деревне, встала она переждать грозу за воротами конного двора. А в ворота вдруг золотой арбуз вкатился. Обогнул вежливо бабушку и дальше по дороге побежал. А чуть дотронулся до столба, к которому лошадей привязывают, такой треск раздался, хоть уши затыкай. И столб тут же как подкошенный упал и загорелся. Золотой арбуз шаровой молнией оказался.

С тех пор бабушка шутит:

— Мы с молнией друзья. Она мне дорогу уступает.

А Света с мамой, даже слушая бабушку, каждый раз от страха зажмуриваются и ахают, как бы им в такую грозу не попасть да с золотым арбузом не встретиться.

Отчим молнии тоже не боится. Только ему что: сидит себе в кабинете и какой-нибудь проект чертит. А сейчас о переезде даже не думает. Вчера он сказал маме:

— Переезжайте без меня. Я вечером прямо на новую квартиру приеду.

Отчим не любит всякую домашнюю суматоху. Он зарабатывает деньги, обеспечивает семью (вон новую квартиру получил), так что, будьте добры, потрудитесь всё организовать сами, а ему создайте уют и покой. Это он так сам не раз говорил. А переезжать ужасно канительно. Сначала Света даже удивилась, зачем мама так рано её с бабушкой из деревни вызывает. Ведь переезжать на новую квартиру собираются только в конце августа. А потом оказалось, что и этих дней на сборы ещё мало.

Надо было продать мебель, которую отчим и мама решили не брать на новую квартиру. Потом найти грузчиков и заказать такси. Тут тоже было много хлопот. В конце августа грузовые такси нарасхват. Ведь почти полгорода возвращается с дач. У мамы приняли заказ только на третье сентября.

Но эти хлопоты не волновали Свету. С каждым днём её всё больше тревожило другое: скоро она пойдёт в новую школу. Вчера мама отвезла туда её документы. О том, чтобы Света училась в деревне у бабушки, мама и слушать не хочет. Уж как Света уговаривала её! Даже пообещала стать отличницей. Ничего не помогло. Только рассердила маму ужасно. Вот Света и тревожится теперь, как её в новой школе встретят. Если бы прийти в класс первого сентября, вместе со всеми, ещё полбеды. Наверное, в классе будут и другие новички. А четвёртого сентября к этим новичкам уже привыкнут, и самой новенькой будет она.

Света просто не могла себе представить, как это она войдёт в совсем незнакомый класс, в котором никого-никого не знает, даже учительницу. Когда Света думала об этом, у неё сердце куда-то исчезало и почти не билось. Вот как сейчас...

Но тут мысли Светы прервал шум подъехавшего к дому грузовика.

— Наконец-то! — обрадовалась мама и бросилась к туго увязанным тюкам.— Света, мама, берите что полегче.

Света подхватила набитый учебниками портфель, взяла сидящего на окне своего любимца плюшевого мишку Тапа и побежала к машине.

Света начала было забираться в кузов, но шофёр велел сесть ей в кабину. Вот здорово! Уселась Света рядом с ним и принялась осматривать двор.

Удивительное дело! Ей совсем не жалко было уезжать. Пожалела Света лишь о том, что во дворе не было никого из её одноклассников. Вот бы они позавидовали ей!

СВЕТА МЕЧТАЕТ

Наверное, никто так не любит мечтать, как Света! Ведь другой возьмёт и поступит как ему хочется. А Света из-за своей робости очень часто поступала не так, как хотела. Потому-то она й мечтать очень любит.

Зажмурилась Света и представила свои проводы не такими, какими они были, а такими, как ей хотелось.

...Едва она вышла с портфелем и медвежонком Тапом из подъезда, как её оглушил лихой свист. В тот же миг со всех сторон подъезд облепили ребята из Алькиного звена. Оказывается, они уже давно устроили засаду под лестничными ступеньками.

— Стой, ни с места! — сказал Алик-Чапай и протянул Свете букет золотых шаров.— Держи на прощанье.

Света взяла букет и раздала каждому, кто прибежал проводить её, по цветку, приговаривая:

— Жёлтый цветок к разлуке.

— Мы не будем разлучаться,— сказала толстая Сонечка,— приезжай к нам каждый выходной.

— Пиши, как тебя встретят в новой школе,— потребовал Алик и грозно добавил: — Если что, дай знать!

— Обязательно напишу вам самое длинное письмо,— пообещала Света и вдруг заметила, что все почему-то прячут за своими спинами Сашулю. Но вот Сашуля вырвался вперёд и вытащил из-под пальто фанерную шкатулку. Ту самую, которую они с Аликом ещё весной делали целый месяц на уроках труда. Тогда шкатулка очень понравилась Свете. Оказывается, мальчики не забыли этого и вот теперь, в день Светиного отъезда, решили подарить ей свою шкатулку. Открыла её Света, а там на листочке бумаги стихи написаны:

Шкатулку нашу принимай И нас, смотри, не забывай!

— Не забуду! — сказала сияющая Света.

— Мы ведь друзья на всю жизнь,— подтвердил Алик-Чапай и так оглушительно свистнул, что у Светы даже в ушах зазвенело. Она зажмурилась и затрясла головой.

— Помни наших! — засмеялся Сашуля и протянул Свете руку.

Алик тоже протянул руку, а Сонечка, Оля и Тоня бросились к ней целоваться. В это время из подъезда вышла Светина мама и сказала:

— До свидания, ребята, приезжайте к нам в гости! Передавайте привет от меня и Светы Нине Петровне.

— Спасибо за приглашение! До свидания! — закричали ребята и вместе со Светой подбежали к грузовику.

Света села рядом с шофёром, и Алик подал ей в кабину шкатулку. А Сашуля, шмыгнув носом, сказал:

— Вот бы мне рядом с шофёром прокатиться!— и провёл рукой по блестящему зубру, который был привинчен к радиатору. Тут шофёр дал прощальный гудок, Света высунулась из окна кабины и замахала ребятам...

Света в самом деле замахала рукой пионерскому отряду, который повстречался им на пути. Очевидно, ребята шли на какую-нибудь экскурсию.

— Не высовывайся из кабины, девочка! — строго сказал шофёр.

Света посмотрела на его сосредоточенное лицо и перестала улыбаться. В зеркальце над шофёром было видно окошко, проделанное в задней стенке кабины. В зеркальце отражался весь кузов. На большом узле трясся плюшевый Тап. Он прижался к борту грузовика и смешно клевал носом.

«А что, если можно было бы его оживить? — неожиданно для себя подумала Света.— Ну и весело б у нас было! А вдруг он загрыз бы меня? — испугалась Света, но тут же сама себя успокоила : — Нет, друг не может так поступить. Как только бы он ожил, сразу бросился бы обнимать меня». И, точно подтверждая это, Тап подскочил на пригорке и плюхнулся носом в маленькое окошечко.

НА НОВОМ МЕСТЕ

В новой квартире уже была расставлена новая мебель. Какая она оказалась красивая! В спальне мамы и отчима стоял большой, во всю стену, шкаф, деревянная кровать и низенький столик с высоким узким зеркалом. Вся мебель была тёмно-коричневого цвета, чуть светлее плюшевого Тапа. Сначала Света удивилась, почему шкаф такой большой, а без зеркала. Но потом решила, что оно совсем не нужно. Шкаф так блестел, что отражал в себе комнату гораздо красивее любого зеркала. В нём все вещи казались немного темнее, чем были на самом деле, и оттого ещё наряднее, а Света выглядела настоящим негритёнком.

Интересно, какой шкаф внутри? Жаль, что в замочной скважине нет ключа. Повернула бы его Света и посмотрела, что там делается. Впрочем, даже хорошо, что ключа нет, а то вдруг замок сломается или ещё что случится.

Один раз Света уже пострадала из-за своего любопытства. Было это два года назад. В день рождения мамы отчим купил ей в подарок красивое чёрное платье с серебряными лепесточками вокруг воротника. Мама была в нём лучше шамаханской царицы из сказки Пушкина. После вечера платье повесили в шкаф и заперли. А ключ остался торчать в замочной скважине. Утром, когда мама с отцом ушли на работу, Света (она училась тогда во вторую смену) открыла тайком шкаф, достала платье и нарядилась в него. Платье было ужасно велико Свете. Но она завернула рукава, подобрала юбку и немножко походила в нём по комнате. А как стала снимать, тут-то серебристые лепесточки и запутались в её волосах. Еле-еле отцепила их Света. И — о ужас! — лепесточки уже не лежали больше так красиво и аккуратно вокруг воротника, а топорщились во все стороны, точно растрёпанные на ветру маленькие птичьи пёрышки. В первую минуту Света хотела бросить платье в шкаф, на пол, будто оно само упало с вешалки, но ведь это нечестно. И Света решительно заперла шкаф, а платье оставила до прихода мамы в комнате на стуле. Как только мама пришла с работы, Света рассказала ей всё. Мама некоторое время молча смотрела на платье, а потом вдруг заплакала, как маленькая. Мамины слёзы были для Светы тяжелее всяких упрёков. Поплакав вместе, Света и мама понесли платье в ателье, где мастер постарался исправить лепестки и придать им прежний нарядный вид. Так отчим ничего и не узнал. А если теперь что случится, мама, пожалуй, не станет скрывать это от отчима. Ведь она рассказывает ему всё-всё, а Свету даже забывает иногда спросить, вызывала ли её учительница.

Да, пожалуй, будет лучше, если она поскорее отойдёт от шкафа. И Света ушла в кабинет отчима. Там были новые, блестящие полки для книг, кресло и полированный письменный стол.

«Разве за таким столиком можно писать? — покачала головой Света.— В момент чернилами зальёшь». И она ушла в столовую, где мебель была старая.

Но жёлто-серый сервант, Светина кровать-тахта и столик с телевизором в новой просторной комнате выглядели тоже по-другому. Они даже показались Свете незнакомыми.

Света посадила на тахту плюшевого Тапа, и в комнате, как ей показалось, стало гораздо уютнее.

Из окна столовой был виден весь двор. На нём, кроме нескольких куч мусора, ничего не было. Ни деревца, ни клумбы. На асфальтированной дорожке, которая одиноко тянулась вдоль всех четырёх подъездов, сидели три тощие кошки и неотрывно смотрели на их дом.

— Безобразие! — сказала мама.— Привозят с собой кошек, а потом бросают.

— Зачем же тогда привозят? — удивилась Света.

— Примета такая есть: кто первый переступит порог нового дома, тот первый и умрёт,— объяснила бабушка.

— А кто у нас первый переступил?

— У нас — я,— сказала бабушка.

— Нет, не ты,— крикнула из кухни мама,— я тоже швырнула сюда чью-то кошку!

«Кошки, конечно, раньше нас всех умрут,— решила Света,— они же совсем тощие».

— С этим переездом мы ещё ничего не ели,— сказала мама.

И они все втроём пошли в конец их улицы, где в таком же новом, но уже полностью заселённом доме помещалась столовая.

Обед в столовой показался Свете удивительно вкусным, а бабушке — нет. Бабушка любила щи из русской печки. Рассольник, приготовленный на газовой плите, ей не понравился. И бефстроганов тоже. Но бефстроганов уже после того, как Света воскликнула:

— Ой, смотрите, мне кусочек мела достался!

— Извёстка, должно быть,— сказала бабушка и отодвинула свою тарелку.

А Света покопалась в бабушкиной тарелке вилкой и объявила:

— Эти жилки я возьму бездомным кошкам.— И она потянулась к стаканчику с бумажными салфетками.

Но взять с собой оставшиеся на бабушкиной тарелке кусочки мяса мама не разрешила.

— Это неудобно,— заметила она.

«А голодных кошек бросать удобно?» — вздохнула Света.

Как хорошо, что, возвращаясь домой, они не увидели этих бедняжек! Наверное, их кто-нибудь спугнул.

Дома уже был отчим. По случаю переезда он ушёл с работы раньше обычного. В кухне на подоконнике стоял большой шоколадный торт.

«Зачем же я так наелась!» — пожалела Света.

Мама с отчимом ещё немного повозили с места на место мебель, а бабушка тем временем поставила на электроплитку чайник. Газ обещали пустить со дня на день. Отчим включил телевизор, достал из портфеля бутылку вина с этикеткой на иностранном языке, разрезал торт, и они всей семьёй стали пировать.

— С новосельем,— сказал отчим, чокаясь с мамой и бабушкой.

— С новосельем,— привстав, повторила бабушка и положила Свете на блюдечко кусочек торта с миндалём на кремовой завитушке.

«А кошка, которую впустили первой к нам в квартиру, может, уже издохла»,— почему-то подумала Света и принялась есть торт и запивать его чаем. Отчим выпил ещё рюмку и стал рассказывать бабушке, как его ценят на работе и что скоро будут принимать его новый архитектурный ансамбль.

— Если примут,— заключил отчим,— эти сервант и тахта полетят вверх тормашками. А кухонный гарнитур,— обратился он к маме,— надо покупать только гедеэровский, с мойкой.

Мама кивнула ему и сказала Свете:

— Пей чай быстрее. Завтра тебе в школу.

— Ну вот, на новом месте приснись жених невесте,— засмеялся отчим.

Света тоже улыбнулась, только не словам отчима, а своим мыслям: «Скажет тоже, разве девочкам женихи снятся?» Легла и уже больше ничего не слышала. Ни разговоров за столом, ни голоса диктора из телевизора. И никакой жених Свете не приснился. А вместо жениха приснился бывший звеньевой Алик, который махал у Светы перед носом саблей и кричал:

«Пионер — всем пример! Ты должна это помнить, Мохова!»

Света вспомнила, что сказал ей перед сном отчим, посмотрела на Алика и тоже крикнула:

«И не думай, я ни за что за тебя не пойду, ни за что!»

Алик вдруг засмеялся противным смехом и сказал:

«Мне нужна боевая подруга, как Анка-пулемётчица, а не Мышка-норушка!» — и снова замахал саблей под носом у Светы. Света даже зажмурилась.

«Учись быть смелой! — кричал Алик.— Открой глаза и не бойся. Открой, а то поздно будет!» Алик бросил саблю и стал трясти Свету за плечи. Испугалась Света, открыла глаза и увидела маму.

— Ну и разоспалась ты, дочка. Вставай скорее! Проспали мы. Я даже тебя в школу проводить не смогу.

— И не к чему, школу с балкона видно,— сказал отчим, допивая стакан молока.— Надо приучаться к самостоятельности.

Света вскочила с тахты, пожелала всем доброго утра и принялась убирать свою постель.

ПОЛНАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Света так торопилась в школу, что даже забыла о предстоящей встрече со своими новыми одноклассниками. Опомнилась она и испугалась только на школьном дворе, когда увидела на часах, что до начала уроков ещё десять минут.

Остановилась Света возле большого клёна и ни назад, ни вперёд. Стоит и дрожит. А чего дрожать? Никто из ребят даже внимания на неё не обращает. Все бегут в школу, торопятся. Десять минут — не так уж много. А Света всё под клёном стоит. Оторвалась, только когда звонок услышала. Вокруг уже никого не было.

Вошла в школу, а дежурный по раздевалке старшеклассник перед самым её носом дверку закрыл. Вот вредный! Куда ж она теперь пальто денет? Тут последний звонок загремел. Все ребята в это время должны в классах быть. Села Света на скамейку у раздевалки и заплакала.

— Чегой-то ты, чего? — подошла к ней нянечка.— Давай мне пальто, а сама беги, обгонишь ещё учительшу-то.

— А куда бежать? — спросила Света.

— Как — куда? — удивилась нянечка.— В свой класс.

— А я не знаю, где он. Я новенькая,— объяснила Света,— меня в четвёртый «А» записали.

— Тогда беги прямо по коридору, в самый конец. Там твой класс.

Припустилась Света и вдруг услышала сзади себя чей-то голос:

— Дергачёва, ты опять опаздываешь?

Света обернулась. Перед ней—высокая молодая женщина в красивом коричневом платье. И в руках у неё классный журнал.

— Я не Дергачёва,— сказала Света.

— Вижу. И тебе опаздывать не надо,— сказала учительница.— Ты из какого класса?

— Из четвёртого «А». Я новенькая,— виновато потупилась Света.

— Мохова? — спросила учительница.

— Ага! — кивнула головой Света.

— Что ж ты сбой первый день в новой школе опозданием начинаешь? — сказала учительница и улыбнулась.— Чтобы запомнить его получше?

Света не знала, что ответить, и тоже улыбнулась.

— Ну идём, вот твой класс.— Учительница открыла дверь и пропустила Свету вперёд.

— Фу-ты ну-ты, растапуты! — раздался чей-то насмешливый голос, который в конце фразы вдруг оробел.— Ой, Маргарита Павловна, а я подумал, вы заболели и нам взамен учительницу-лилипута дали.

, Ребята засмеялись. Они привыкли к тому, что Витя Пухов развлекал их на уроках. А Света вспыхнула и залилась краской: «Вот уже начинают над ней смеяться».

От огорчения она даже не слышала, что сказала учительница тому мальчику, который первый подшутил над ней. Только заметила, что он сразу притих и сполз с сиденья так низко, что из-за парты стали торчать лишь его золотистые кудряшки.

— Садитесь,— сказала учительница ребятам.— А ты, Мохова, сядь пока с Витей Пуховым. Я вижу, ты ему понравилась... Зимина, подвинься немножко.

— Маргарита Павловна, как же мы втроём писать будем? — тотчас поднялась из-за парты соседка Вити.— Неудобно ведь втроём. Вы потом сами скажете, что я не старалась,— затянула она плаксивым голосом.

— Не будешь стараться — обязательно скажу,— ответила ей учительница.— А сейчас потеснись и дай место новенькой. Хозяева должны быть гостеприимными.

Зимина надулась точно пузырь, а кудрявый весельчак Пухов расшаркался, как кавалер на балу, и сказал Свете:

— Прошу к нашему шалашу,— и вместе со своими тетрадями подвинул и Зимину.

— Чего ты пихаешься! — насупилась она.

Маргарита Павловна посмотрела в их сторону, и Пухов с Зиминой притихли.

— Начинаем урок,— сказала учительница.

Света присела на краешек скамьи, а портфель поставила у края парты. Зимина опять забубнила, только совсем тихо, себе под нос:

— Это из-за тебя, Пух-Перо, новенькую к нам посадили... из-за тебя... Вечно ты куда не надо суёшься.

— Заныла,— усмехнулся Витя Пухов и сообщил Свете: — Она ж долгоиграющая пластинка. Заведётся — так на весь урок.

— Заведёшься, если локоть от тесноты вниз свисает,— разозлилась Зимина.— Я теперь косо писать буду.

— Мозги у тебя, Римка, свисают, а не локоть,— хмыкнул Витя и поднял руку.

— Что тебе? — спросила Маргарита Павловна.

— Кого мне слушать: вас или Зимину?

— Ябеда! — отчеканила Римма и немигающим взглядом уставилась на доску.

— Ещё одно слово, и ты выйдешь из класса,— предупредила Римму Маргарита Павловна и стала объяснять правило правописания безударных гласных.

Только прозвенел звонок, Римма дёрнула Свету за платье и сказала:

— Завтра к другим садись. Не всё нам ёжиться.

— Можно и по-другому сделать,— предложил ей Пухов.

— Как—по-другому? — обрадовалась Зимина. В голосе Вити она не почувствовала никакого подвоха.

— Тебе от нас уйти,— посоветовал Витя и засмеялся. Уж очень потешным стало у Риммы лицо. Вытянулось и окаменело.

Кругом тоже засмеялись, и Римма ожила.

— Фиг тебе! — сузила она свои и без того маленькие глазки.— Я здесь на законном основании сижу. Меня Маргарита Павловна посадила.— И Римма сказала Свете с раздражением: —Из-за тебя ссоримся. Пришла тут!..

— Чего встали, выходите! — закричал на них серьёзный мальчик с повязкой дежурного на рукаве.— Надо класс проветрить. Перемена-то маленькая. Все выходите!

Стала Света выходить из класса, а дежурный как подтолкнёт на неё другую девочку. Света так и стукнулась с ней лбом.

— Вот это да! — поморщилась Света.— Даже в ушах звенит.

— Давай стукнемся ещё раз, а то поссоримся,— предложила ей девочка, потирая рукой ушибленное место.

— Давай! — сама не зная чему, обрадовалась Света.

Они вышли в коридор и принялись стукаться лбами. Не больно, конечно, а так, ради смеха.

— Вам помочь? — с охотой вызвался худощавый мальчуган с длинной цыплячьей шеей.

— Сами как-нибудь обойдёмся,— сказала ему новая Светина знакомая и, схватив Свету за руку, побежала по коридору. — Ну его, Гаврилку. Первый драчун.

— Он же совсем не сильный! — удивилась Света.— Худенький.

— Верно,— согласилась собеседница,— даже смешно, когда он хорохорится и грудь выпячивает. А как наскочит, тут уж не весело. Тебя как зовут?

— Света.

— А меня Наташа,— сказала девочка и принялась разглядывать Свету во все свои большущие синие глаза. А чего Свету разглядывать? Курносая, щупленькая, совсем дурнушка. А когда на неё так пристально смотрят, ещё и горбится. Это потому, что боится. Вдруг Наташа назовёт её как-нибудь обидно и смеяться над ней будет. Сама-то она вон какая красивая: точно её загримировали под сказочную принцессу Синеглазку, только не успели надеть драгоценное платье. Но школьная форма с белым фартуком ей тоже очень идёт. Залюбовалась Света новой одноклассницей и неожиданно для себя сказала:

— Какая ты... хорошая.

— Вот уж нет! — засмеялась Наташа Синеглазка.— У меня как раз много недостатков. И Маргарита Павловна на меня часто сердится. «Ты, говорит, Максимова, не в меру рассеянная». Это потому, что я нужные тетради часто дома забываю. И о родительском собрании тоже маме никогда вовремя не скажу. А ещё я никак не могу удержаться, чтобы не подсказать. Как кто отвечает учительнице и замолчит, обязательно зашепчу. Жалко ведь человека. Вон Маша Рубина, чуть у неё задачка не получается, так она, вместо того чтобы подумать, плакать начинает. Целый урок реветь может. А я сижу и переживаю за неё. Ну и подсказываю, чтоб не плакала. А ещё я наряжаться люблю во всякие костюмы. Дома даже ателье мод устраиваю. Посажу на диван сестрёнок и показываю им новые моды. Во все скатерти и кофты с шарфами кутаюсь. Мне за это даже от мамы попадает. А у тебя есть недостатки?

— У меня?.. — переспросила Света и вдруг растерялась. Ей даже показалось, что Наташа уже всё про неё знает, потому и спросила об этом.— Я... робкая,— нерешительно проговорила Света.— Я даже к вам в школу идти боялась. Никого ведь не знаю. И учительнице отвечать всегда боюсь. Выучу урок, а сердце так и бьётся, так и бьётся...

— Это разве недостаток?— беззаботно сказала Наташа.— Если ты чего-нибудь боишься, возьми и подумай: «Чего я боюсь? Это ведь совсем не страшно». Сразу посмелеешь.

«Как же, посмелеешь!» — возразила про себя Света, а вслух сказала:

— Я попробую так сделать, вдруг и вправду посмелею.

Света обрадовалась, что Синеглазка не стала смеяться над ней, и даже хотела рассказать, что в той школе её прозвали за робость Мышкой-норушкой. Но тут к ним подбежал белобрысый мальчик с двумя красными нашивками на рукаве и быстро-быстро, точно куда-то торопился, спросил Наташу:

— Максимова, почему заметку в первый номер отрядной стенгазеты не сдаёшь? Редактор волнуется. У него в третьей колонке пустота.— И тут же сердито посмотрел на Свету. Как будто она была в этом виновата.

А Света неожиданно для себя улыбнулась: такого потешного председателя совета отряда она ещё ни разу не видела — кричит, руками машет, брови сурово сдвигает, а совсем не страшно, даже смешно.

— Ты чего ухмыляешься? — строго спросил её председатель.— Я дело говорю!

— Сама не знаю,— смутилась Света и постаралась стать серьёзной.

— Не придумала я ничего,— призналась председателю Наташа,— забыла про заметку.

— Забыла! — ахнул председатель.— Значит, ты свой главный недостаток не искоренила. Просто непонятно, что ты всё лето делала? — И, обернувшись к Свете, зачастил скороговоркой: — Тут, понимаешь, какое дело. Как мы пионерами стали, вожатый предложил нам свои недостатки исправлять. Ведь они у любого человека есть, верно? Ну, мы и решили: за лето каждый должен свой главный недостаток побороть. А Наташка по-прежнему всё забывает. Куда это годится? Витька Пухов и тот стал сдерживаться. Раньше он на уроках хрюкал, а теперь даже не мяукает. И Гаврилка Тюрин пока никого не стукнул. А в прошлом году он уже первого сентября у директора побывал. Разве это не прогресс?.. А Наташка всё забывает! Хоть бы с меня пример брала.

— С тебя? — удивилась Наташа.

— Да! — уверенно заявил председатель.— Скажешь, я не изменился?

— А вот и нет! Вот и нет! — захлопала в ладоши Наташа.— Как в прошлом году хвастался, так и теперь первый себя хвалишь.

— Я не хвалю, а говорю то, что на самом деле!— рассердился председатель.— Я, может, всё лето молчал. Плавать научился, а никому не сказал об этом. Одну гражданку от злой собаки спас и опять никому ни звука. А ты споришь! Лучше скажи, когда заметку напишешь?

— Ладно, после уроков напишу,— пообещала Наташа.

— Что? — снова взвился председатель.— После уроков совет отряда. На носу это себе заруби. Собираемся в пионерской комнате. Точка, и никаких гвоздей! — вдруг заявил он таким тоном, точно Наташа спорила с ним.— Новенькая, напомни перед уходом этой забываке о совете отряда.

— Да останусь я, не переживай,— пообещала Наташа.

— Ну и хорошо,— остыл председатель, но сейчас же снова распалился,—ты обязательно покажи новенькой стенд с нашими самоделками... Знаешь, Мохова, какие у нас мастера! Залюбуешься. А ещё... — Тут председатель увидел редактора Илюшу и, не договорив, бросился к нему.

— Просто ужас какой у нас Колька активный,— глядя ему вслед, сказала Наташа.— Все перемены вот так носится.

«Шумный он ужасно,— подумала Света,— это тоже недостаток». А вслух сказала:

— Говорит уж очень быстро. Как будто нет на свете запятых и точек.

Наташа согласно закивала головой.

— Маргарита Павловна сказала нам, что за минуту нормальный человек может произнести сто — сто двадцать слов. А Колька за полминуты больше ста говорит. Мы проверяли. У вожатого Миши часы с секундной стрелкой, он и засек, когда Колька наш план работы зачитывал.

Но Света уже не слушала Наташу. Она очень расстроилась. Всё-таки глупая она! Ну зачем надо было признаваться Наташе, что она трусиха! Такая хорошая эта Наташа, а теперь наверняка дружить с ней не захочет. И другим про неё расскажет. Председателю Кольке, например. Они же сидят вместе. А ему только дай за что уцепиться, в момент разнесёт. Вот и начнётся то же самое, что в той школе.

Все уроки следила Света за Наташей. Нет, ничего она Кольке не сказала. И вообще с ним не разговаривала. На третьем уроке только ластик попросила и промокашку. А после уроков подошла к Свете вместе с Витей Пуховым, и тот сказал:

— Напряги, Мохова, свои мозги и соображай. У нас в трёх звеньях по девять человек. А в моём только восемь. Значит, в чьём звене ты должна быть?

— В твоём,— сказала Света и ужасно удивилась, что весельчак Пухов звеньевой. Он и сейчас вёл себя несерьёзно.

— Как сказал бы наш председатель Колька, тебе, Мохова, здорово повезло,— прищёлкнув языком, объявил Витя и торжественно пожал Свете руку.— Наше звено лучшее в отряде... если ещё не было, так будет. Поздравляю тебя, и всё такое. Не забудь сообщить Наташе все необходимые сведения о себе.— И, подмигнув Свете, Витя оставил девочек вдвоём.

— Ты когда родилась? — тотчас спросила Наташа.

Такой неожиданный вопрос удивил Свету.

— А что? — спросила она.

— Я в звене ответственная по праздникам,— объяснила Наташа.— Вот наступит твой день рождения, мы всем звеном напишем тебе открытку с поздравлением и в гости придём. Мы всегда так делаем. Даже когда ещё октябрятами были.

— Я летом родилась, когда все ребята на даче или в деревне,— ответила Света,— шестнадцатого июля.

— Ух ты, в самую жару! — засмеялась Синеглазка.— Тебе нужно во вторую смену в пионерлагере отдыхать. Там знаешь как весело дни рождения отмечают! Всем отрядом.

— Я не ездила ещё в пионерский лагерь,— призналась Света,— всё только к бабушке в деревню.

— А она где живёт? — спросила Наташа и записала адрес Светиной бабушки.— Мы тебе туда поздравление пришлём... Ну, по домам, что ли? — Наташа вскинула на плечо папку с учебниками.— Ты в новом корпусе живёшь, а я в белом, который напротив. Мы в прошлом году сюда приехали.

Оделись девочки, пошли к дверям, тут Света и вспомнила:

— А совет отряда? Тебя же Колька предупреждал.

— Ах ты голова моя дырявая! — всплеснула руками Синеглазка и побежала наверх прямо в пальто. На лестнице она обернулась и крикнула Свете: — Ты меня не жди. Колька быстро не отпустит.

Света помахала ей рукой и пошла к выходу.

— Ну, как дела? Уже и подружку себе нашла? — спросила её нянечка тётя Клава. Та самая, которая утром взяла у Светы пальто.

— Хорошие дела, спасибо вам,— сказала Света и, улыбнувшись тёте Клаве, выбежала на школьное крыльцо.

Первый день в новой школе в самом деле прошёл замечательно!

Если бы так и дальше всё было, Света стала бы считать себя самым счастливым человеком на земле.

ПЛОХО ЕСЁ-ТАКИ БЫТЬ НОВЕНЬКОЙ

Свете даже не верилось, что так может быть. Бот уже несколько дней она ходит в новую школу, а её ещё никто не обидел и не дразнил. Мало этого. Со Светой уже подружилась Маша Рубина. Та самая девочка, которая плачет у доски, если не может-решить задачку. Теперь Маша часто просит Свету проверить, хорошо ли она выучила урок. И тогда они всю перемену ходят по школьному коридору вдвоём, взявшись за руки.

А любительнице опаздывать Зое Дергачёвой Света так красиво вплела в косу голубую ленту, что Наташа-Синеглазка даже воскликнула:

— Как жалко, что у меня нет кос! Обязательно отращу такие же.

И всё было бы хорошо, если бы не весельчак Витя Пухов. К концу недели он стал иногда посматривать на Свету как-то пристально и с подозрением. Точно она была не его одноклассница, а какое-нибудь доисторическое ископаемое.

«Уж не замышляет ли он чего?» — встревожилась Света и сказала про Витю Синеглазке. Та в ответ только рассмеялась:

— Это Витька своему отцу подражает. Отец у него следователем в милиции работает, всякие нечестные поступки разоблачает. Вот Витька и старается такой же твёрдый взгляд в себе выработать. Чтобы любой преступник сразу ему во всём признался. Он на всех тренируется.

Света успокоилась. Но как раз в этот день с ней и произошла та самая история, которая стала началом всех новых волнений и испытаний Светы.

Только Света вышла после уроков из класса, к ней подскочил Гаврилка и сказал весёлым голосом:

— Новенькая, завтра можешь на моё место садиться.

Света всё ещё сидела с Витей и Риммой или с теми ребятами, у кого болели соседи по парте.

— А ты как же? — спросила Света.

— Я буду отсутствовать по уважительной причине,— объяснил Гаврилка.

— Что это у тебя за причина такая? — тотчас сунулась в их разговор Римма Зимина.

— Знать хочешь? — спросил Гаврилка и вдруг рассердился: — А в ухо не хочешь?

Римма тотчас отскочила от Гаврилки и побежала жаловаться на него председателю Кольке.

— Газету выпускаете, а за безобразием не следите! — накинулась она на председателя с редактором, найдя их в пионерской комнате.— Мне Тюрин пообещал в ухо дать.

— Пообещал, а не дал! — обрадовался Колька Колпаков и застрекотал редактору: — Это же прогресс! Ты только вникни: в прошлом году Гаврилка одними словами не отделывался. Тут же своё обещание в действие приводил. А сейчас не стукнул! Надо об этом в газете написать или дружеский шарж сделать. Где художник?

— Художник в баскетбол играет, его в момент позвать можно,— сказал редактор Илюша и поморщился.— А вот где я тебе место найду на этот самый шарж? Наташкину заметку и ту перенесли в следующий номер.

— Где хочешь ищи,— потребовал Колька,— мимо хорошего наша газета проходить не должна. А то зачем её выпускать?! — И он сам стал рисовать Гаврилку с поднятым вверх кулаком.

Колька рисовать не умел, но когда он был чем-нибудь вдохновлён, то брался за всё. А сейчас у него даже дух захватило от мысли, что Гаврилка после выхода газеты ни на кого больше не замахнётся. Ради этого он готов был не только весь вечер рисовать его, но даже не пойти на занятие кружка «Умелые руки». В кружке Колька выпиливал лобзиком всякие замысловатые фигурки. Это было его последнее и самое продолжительное увлечение. До этого Колька побывал в хоркружке и у юннатов.

А Илюша страх как не любил что-нибудь переделывать. Тем более, что газета была почти готова и одобрена вожатым. Но, видя решимость Кольки, Илюша промолчал. Только подумал: «Хочешь менять материалы, сам и старайся, а я для тебя за Славкой не пойду».

— Вот это молодец! Замахнулся, а не ударил. Надо же! — пыхтя над рисунком, восторгался Колька.— Все увидите, что после этого шаржа Гаврилка никого больше пальцем не тронет,— уверял он Илюшку с Риммой.— К моей передовой об искоренении недостатков этот рисунок хороший наглядный пример.

— Вот приду завтра с фонарём под глазом, и будет тебе самый наглядный пример,— не унималась Римма.— Ты ещё не знаешь, что он новенькой сказал.

— Что сказал? — насторожился председатель.

— Садись, говорит, завтра на моё место. А я в школу не приду. Соображаешь? Опять вздумал уроки прогуливать, как в том году. А ты его в газете хвалишь.

— Завтра он по уважительной причине не придёт, я знаю,— сказал Колька, заканчивая рисунок,— поедет с матерью башмаки покупать.

— Ишь ты какой всезнайка! — фыркнула Римма, но, уходя из пионерской комнаты, всё же проворчала в дверях: — Тут второй год почерк исправляешь, и тебя никто не похвалит. А хулигану дружеский шарж посвящают. Ну и редколлегия!

Римма пошла в раздевалку, но, увидев в школьном вестибюле Гаврилку, на всякий случай задержалась на лестнице. Мало ли что ему в голову придёт. Газета-то ещё не вышла.

А Гаврилка даже не обратил на Римму внимания. Он дождался, когда выйдет из раздевалки Света, и, протянув ей свою папку с книгами, приказал:

— Отнеси ко мне домой.

— Как — отнеси? — не поняла Света.

— Отдай матери и скажи, что я остался баскетболистов судить.— Гаврилка нагнулся совсем близко к Свете и зашептал, точно заговорщик: —Ещё скажи, что мы завтра всем классом за город едем и нужен рубль. Понятно?

— Разве мы едем? — удивилась Света.

— Тьфу ты! — разозлился Гаврилка.— Никуда ты не едешь. Это я с дружками за город собрался. Осенью полюбоваться. Ну и рубль нужен. На дорогу. Соображаешь?

Света промолчала. Вот ведь до чего противная робость доводит! Человеку хочется сказать: «Ни за что я твой портфель не понесу и про рубль не скажу. Разве хорошо мать обманывать?»— а с языка совсем другое срывается:

— Ты... где живёшь?

— Самый крайний дом перед пустырём. Двухэтажный он, оштукатуренный. Позвонишь с крыльца два раза и спросишь Тюрину Марию Семёновну. Это моя мать.

«Тюрину?» — повторила про себя Света и почему-то вспомнила слова Синеглазки: «Гаврилка у нас первый драчун». И ещё её совет вспомнила: «Если ты чего-нибудь боишься, подумай — это совсем не страшно, вот сразу и посмелеешь». Подумала так Света, посмотрела на Гаврилкины кулаки в ссадинах и... ещё больше испугалась.

— Ты чего ждёшь? — прикрикнул на неё Гаврилка.— Иди! Да, погоди! — остановил он Свету.— От моего дома обратно той же дорогой не иди. Беги сразу на пустырь и спрячься где-нибудь. А то мой дед выскочит и ремнём отстегает. Страх не любит, когда я у матери деньги выпрашиваю. Поняла?

— Поняла,— кивнула головой Света и вышла из школы.

Настроение у неё сразу испортилось. Нет, видно, она всю жизнь будет такой робкой и никогда-никогда не перестанет делать то, что ей не хочется. Совсем приуныла Света, шагая к Гаврилкиному дому. Только позвонив два раза, немножко обрадовалась: Гаврилкиной матери не было дома. Не пришлось врать о завтрашней поездке за город. Отдала Света портфель соседке Гаврилки и поскорее убежала.

ЗАПИСКА ОТ НЕИЗВЕСТНОГО

Может быть, Гаврилкиного дедушки тоже не было дома, Света этого не выяснила. Но той же дорогой обратно всё равно не пошла. Мало ли что может случиться? Вдруг дед наблюдал за ней из окна. Выскочит, вернёт обратно и начнёт расспрашивать. Вот и придётся врать. А на пустыре от кого хочешь за любой бетонной плитой спрятаться можно.

На пустыре Свете понравилось. Огромные цементные плиты с торчащими из них железными прутьями лежали на земле, точно расплюснутые жуки. А плоские бетонные блоки походили на большущие серые кирпичи, из которых строят себе жилища сказочные великаны.

Света осмотрела пустырь, забравшись на сложенные сваи, и тотчас придумала ему название:, «Королевство будущих стен», а старый, оставленный жильцами домик на самом краю пустыря окрестила «Избушкой медвежонка Тапа». Ведь этим домиком кончался их большой, шумный город. Дальше шёл овраг, а за ним лес.

«Буду играть здесь с Тапом после школы»,— подумала Света и заглянула в домик. Внутри него не было перегородок — одна большая комната с печкой и двумя высокими дверями. Света тут же выяснила, что вторая дверь ведёт на чердак. Но пойти туда побоялась.

— Очень нужно, что мне с Тапом здесь места не хватит, что ли? — сказала она самой себе и, поставив портфель у стены, принялась обставлять будущую гостиную своего плюшевого друга.

Первым делом она отыскала на пустыре два деревянных столбушка и широкую доску. Из них мог получиться отличный стол. Потом нашла чурбаки поменьше и доску покороче. Это уже для скамейки.

Расставив в домике только что приобретённую мебель, Света сразу поняла, чего в нём не хватает для уюта.

— Цветов! — воскликнула она уверенно.— Букет создаст домашнюю обстановку.— И она побежала к оврагу, где росли высокие и стройные, как оловянные солдатики, золотые шары.

Для букета понадобилась ваза. Её Света нашла очень скоро. Рядом с домиком валялась чуть треснутая бутылка из-под молока. А около бетонных плит виднелась водопроводная колонка. Света покачала её ручку взад-вперёд, и бурный водопад чистой и необыкновенно холодной воды вырвался из колонкиного рта. Света попробовала воду и осталась довольна. В такой воде цветы не завянут, наверное, неделю.

С букетом жёлтых цветов и ярко-красных листьев, какие только можно раздобыть на пустыре в начале осени, и с вазой, наполненной чудесной свежей водой, Света вернулась в «Избушку Тапа». И тут ваза с букетом чуть не выпала у неё из рук, а сама Света испуганными глазами уставилась на только что сделанный ею стол. На нём, прикрытый глиняным черепком, лежал исписанный крупным почерком листок бумаги. Сверху, не трогая черепка, можно было прочитать: «Кто посмел войти... Того ждёт... спасти себя... может...»

В этот миг на чердаке домика что-то зашуршало. Света схватила портфель и, не оглядываясь, припустилась бежать так быстро, точно за ней гнались сто казаков-разбойников.

БЕЗВЫХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Света вбежала в свой подъезд и перевела дыхание. Неизвестная опасность осталась далеко позади. Но, успокоившись немного, Света опять расстроилась: как же она убежала, не дочитав записки! Ведь в ней сказано, что её теперь ждёт, раз она вошла в домик без спроса. А она, недотёпа, самое главное и не прочитала. Наверное, тот, кто подбросил ей эту записку и шуршал на чердаке, уже выследил, где она живёт. Вот пойдёт Света на улицу, он и нападёт на неё.

«Надо сидеть дома и никуда не выходить,— приняла решение Света, но тут же подумала: — А как же я дочитаю записку, не выходя из дома?»

Ну и положение! Но Света всё-таки нашла выход : «Дождусь маму или отца и позову прогуляться на пустырь. Будто просто так, новую местность посмотреть. А сама заскочу в домик и дочитаю записку».

Света немного успокоилась и сразу почувствовала, что она ужасно голодна. В холодильнике нашёлся компот из слив, котлеты и кастрюля с супом. Компот был сладкий и очень вкусный. Света попила его прямо из стеклянной банки. Потом съела одну самую поджаристую котлету и заглянула в миску с супом. Сверху суп был покрыт корочкой жира. Света надломила корочку, проглотила ложку супа. Заморив таким образом червячка, Света принялась учить уроки. Их нужно было сделать до прихода родителей. Покажет решённые задачи, тогда можно и о прогулке заговорить. К тому же сейчас уже пятый час, а отчим всегда требует, чтобы Света садилась за уроки точно по режиму дня. Света старается всё выполнять в срок,

...Света испуганными глазами уставилась на только что сделанный ею стол, но никак не может приноровиться к этому. То начнёт уроки позднее, а кончит раньше, а то наоборот: и начнёт раньше, и кончит позднее. Просто руКами разведёшь! Правда, если Света занимается дольше, чем положено по режиму, отчим не сердится. Его раздражает только, когда Света бездельничает.

В прошлом году, в мамин день рождения, кто-то из гостей похвалил Свету за режим: он прочёл её расписание над тахтой. Но отчим сказал гостю:

— Режим у нашей Светланы особенный. Приглядитесь-ка к нему хорошенько. Вот, например, написано: 8 часов 30 минут утра — вставать, умываться, завтракать. 10 часов — учить уроки. (Тогда Света занималась во вторую смену.) А читать это надо так: 8.30 — не вставать, не умываться, не завтракать, а отбиваться от мамы и, закутавшись с головой, продолжать спать.

Гости засмеялись, а отчим продолжал:

— Тут только один пункт выполняется, причём с превышением.

— Гулянье! — догадался полный гость и раскатисто рассмеялся.

А Света стояла растерянная и красная как рак. Хорошо, что гости тут же забыли о ней.

Зато сегодня Света, кажется, прозанимается долго. По режиму дня уже пора кончать, а она ещё упражнение по русскому языку не сделала. И всё потому, что не может сосредоточиться на уроках. Перед глазами так и стоит недочитанная записка под глиняным черепком. И что её теперь ждёт?

В передней один за другим раздались три продолжительных звонка.

«Должно быть, он! — обрадовалась Света.— Три звонка».

Это был условный семейный звонок. Вчера за

вечерним чаем так звонить всем своим предложил отчим. Очень хорошо предложил. Теперь не надо больше волноваться и гадать, кто стоит за дверью, свой или чужой. Позвонили три раза подряд, значит, за дверью отчим или мама. Иди и спокойно открывай. Света так и сделала. И ей тут же досталось.

— Что же ты открываешь, не спрашивая? — рассердился отчим.

— Ты позвонил три раза,— напомнила ему Света.— А мы договорились...

— Тссс... — Отчим приложил палец к губам.— Зачем же говорить об этом при открытой двери. Тем более, что на площадке кто-то стоит.

— Кто стоит? — вздрогнула Света.

— Не знаю,— безразличным голосом ответил отчим.— Может, сосед. Вот и надо молчать. А то про наш уговор весь дом узнает. А это семейная тайна.— Отчим вошёл в прихожую и стал снимать пальто.

Света хотела загладить свою вину и подать ему домашние туфли, но Александр Константинович опередил её и, сменив обувь, прошёл прямо в кабинет. Света помолчала немножко и спросила:

— Тебе разогреть обед или будешь ждать маму?

— Я пообедал на работе,— не сразу ответил отчим.— А мама придёт поздно. У неё собрание, она мне звонила.

«Вот почему он сердитый,— подумала Света,— не любит, когда мама задерживается».

Отчим надел пижаму и сел за стол читать газету. У Светы сразу рухнули все планы. Звать гулять отчима теперь бесполезно. Не станет он опять одеваться. Как же быть? Может, не поздно сходить на пустырь завтра после школы? Нет! Разве столько времени пролежит в этом домике записка? Скатится со стола глиняный черепок, вот ветер и унесёт её неизвестно куда.

Постояла Света в передней, а петом надела пальто и тихо сказала:

— Папа, уроки я сделала, можно мне во дворе погулять?

Отчим ничего не ответил. Света вздохнула, приоткрыла дверь и, убедь вшись, что на площадке никого нет, вызвала лифт.

У дома на двух неумело сколоченных скамейках сидели друг против друга два старичка и старушка. Старички что-то оживлённо обсуждали. Лица у них были серьёзные, даже суровые. Старушка слушала их, вязала рукав для кофты и вздыхала.

«Может, позвать кого-нибудь из них на пустырь? Сказать: там воздух лучше. Вдруг пойдут?— мелькнуло у Светы в голове.— Только кого? Я ж ни с кем не знакома. Ещё скажут: «Ишь какая гулёна объявилась, сиди здесь». Тогда неудобно будет».

Тут к старичкам подсел ещё один пожилой дядя. И Света решила: «Как наберётся пять человек, выберу самого доброго и попрошу». Она подождала ещё. Стало уже смеркаться, а к старичкам никто больше не подсаживался. Вместо этого во двор кз второго корпуса, что напротив их дома, выбежал председатель Колька Колпаков. Он увидел Свету и крикнул, точно пулемётную очередь выпустил :

— Уроки сделала? Задачка трудная получилась? Какой ответ, а?

— Сорок шесть гектаров,— сказала Света.

— Правильно! — радостно закричал Колька и,;

подбежав к Свете, уставился на неё, как на заморское чудище. Даже спросил не сразу: — Ты чего... такая варёная? Случилось что?

— Самописку потеряла,— придумала Света и встрепенулась.— Была днём на пустыре и потеряла. Сбегаем поищем?

— Жалко, Пух-Перо куда-то исчез. Он бы твою самописку в момент отыскал,— сказал Колька и опять обрадовался, но уже тому, что есть возможность похвалить своего одноклассника.— Ты даже не представляешь, какое у Витьки чутьё. По наследству, должно быть, передалось. У пего отец следователем работает. Природный разведчик Витька! Вот прошлой весной посеял я линейку. Искал везде, так и не нашёл. А Витька, как узнал об этом, сразу сказал: «Ты её не в парте ищи, а на огороде».

— Почему? — удивилась Света.

— Вот и я тогда глаза на него вытаращил,— засмеялся Колька.— А Витька правильно определил. Перед математикой-то у нас природоведение было. Мы на школьном огороде копались. Соображаешь? Я портфель раз десять открывал. То тетрадку выну записать что-нибудь, то карандаш. Побежал я на огород и нашёл линейку между грядками. Может, и твою самописку найдём. Ты подожди меня, я только фонарик возьму. С ним искать легче.

Колька сбегал за фонариком, и они пошли на пустырь. Света за ним едва успевала. Председатель нёсся так же быстро, как и говорил. Он даже под ноги себе не смотрел. Ни канава его не смущала, ни лужа.

— Коль, а на пустыре не опасно? — спросила Света.

— Чего опасного? — обернулся председатель.

— Ну... это... ребят там никто не бьёт?

— А зачем? — удивился Колька и вдруг засмеялся так весело, что Света тоже не удержалась и стала улыбаться. Отсмеявшись, Колька затараторил : — Два пьяных третьего дня там друг друга лупили. Не поделили что-то. А ребят никто не трогает. Вот только техник-смотритель грозился Гаврилке Тюрину уши оторвать. Он все подъезды мелом исчертил.

Но Света уже не слушала Кольку. До домика, в котором лежала записка, оставалось всего несколько шагов.

— Вот здесь я начала махать портфелем, а там,— Света показала рукой за домик,— перестала. Ты всё здесь осмотри, а я на том конце.

— Ладно! — Колпаков щёлкнул своим фонариком и, хотя было ещё всё видно, принялся кружить вокруг бетонных плит и прочёсывать лучиком света землю, точно прожектором небо.

Света посмотрела на Кольку и очень обрадовалась, что он занялся поисками всерьёз и не смотрит за ней. Вообще чувствовалось, что председатель привык всё делать основательно. Ну и пусть старается. Скорее в домик! Добежала Света до двери и остановилась. А вдруг там кто-нибудь есть? Но ждать нельзя. Пока Колька не подбежал к ней, нужно войти в домик и прочитать записку. Света глотнула побольше воздуха, точно собиралась нырнуть под воду, и вошла.

На доске, которая была столом, не только записки, даже глиняного черепка не было. Под «столом» и «скамейкой» тоже ничего не валялось. Света пошла из домика и вдруг у самого порога увидела записку. Она подняла её, но прочитать не успела. В дверях появился Колька.

— Ты чего застряла? — закричал он.— Надо искать скорее, уже темнеет.

— Пошли домой,— весело сказала Света.— Может, я ещё не потеряла самописку. Посмотрю как следует в портфеле.

— Так надо было сначала портфель осмотреть, а потом на пустырь идти? — накинулся на неё Колька.— Кто ж так всё шиворот-навыворот делает. Это тоже недостаток. Изживай его скорее.

— Постараюсь,— сказала Света и, размахивая рукой, в которой была зажата записка, стремглав побежала к шоссе. Ей уже нечего было опасаться. Стоило только развернуть записку — и она сразу узнает, что надо сделать, чтобы остаться невредимой и избежать всех неприятностей.

Теперь торопыга Колька едва успевал за ней.

ПРИДУМАЛА!

Во дворе Света тотчас распрощалась с Колькой и пошла домой. На лестнице, у лифта, она столкнулась с «долгоиграющей пластинкой» — Риммой Зиминой. Сегодня Света опять сидела с ней и Витей Пуховым за одной партой. Римма все уроки ворчала: то у неё самописка текла, то бумага в тетради оказалась шершавой. А на последнем уроке Римма вдруг на дождик рассердилась: «Разошёлся, когда нам из школы уходить пора». Свету даже смех разобрал:

«Ворчит, всё равно как старушка столетняя».

«И зачем она пришла?» — подумала Света.

— Я уже была у тебя,— сказала ей Римма сладким голоском, совсем не похожим на тот, каким она разговаривала с ней в школе.— Ты все задачки сделала? Дай списать.

— Номера списать? — переспросила Света.

— Зачем номера? — фыркнула Римма и смешно повела плечами.— Решения. Я письменные задания всегда у кого-нибудь списываю, потому что мне времени не хватает. Только устные учу. Ты-то у родителей одна, а нас четверо. И я самая старшая. В кухне сейчас такой ворох белья лежит, всё перестирать надо.

— Может, помочь тебе? — несмело предложила Света.

— Дашь задачки списать — вот и поможешь. Или тебе жалко? — ехидно сощурилась Римма и потребовала: — Идём скорее!

«Ещё командует!» — подумала Света, и ей очень захотелось сказать Римме: «Сколько бы дел ни было, задачки надо самой решать. Не дам я тебе списывать!» Но тогда нужно будет постоять за себя и в школе, когда Римка начнёт наговаривать подружкам, какая она жадина. А постоять за себя Света не умеет. Лучше уж дать Римке тетрадку и отвязаться от неё. Подруги-то дают.

— Списывай, я уже всё решила,— сказала Света и позвонила домой один раз. Ведь сейчас звонить три раза не полагалось: она была не одна.

И точно! Увидя с ней незнакомую девочку, отчим удовлетворённо кивнул Свете головой. Света прошла в кухню за тетрадью, потом вернулась к Римме в переднюю.

— Больше не гуляй,— крикнула ей вдогонку мама,— а когда уходишь, надо говорить куда!

— Я во дворе была,— отозвалась Света.

— А вот обманывать нехорошо,— сказал отчим уже из своего кабинета.— Во дворе тебя не было. Твоя подруга искала тебя всюду.

Вот уж Римма и подвела её. Поскорее отдать тетрадь и распрощаться.

— Завтра верни перед уроками,— сказала ей Света.

— Сама знаю! — ответила Римка уже своим обычным ворчливым голосом и ушла. Даже «спасибо» или «до свидания» не сказала.

Вот какая! Её выручили, а она грубит. Бывают же такие!

Проводив Римму, Света тотчас шмыгнула в ванную комнату и, защёлкнув дверную задвижку, развернула записку. На одной её стороне был нарисован колчан стрел с отточенными наконечниками и лук с натянутой тетивой. На другой было написано :

Кто посмел войти без разрешения в секретный штаб орунзаков, того ждёт неминуемая гибель. Спасти себя нарушитель может только исполнением всех наших приказаний.

ПРИКАЗАНИЕ ПЕРВОЕ

В течение 24 часов с момента получения это го послания неизвестная, осмелившаяся переступить порог резиденции секретного действия, должна совершить смелый поступок. Об исполнении доложить, оставив записку в том же месте, прикрыв её камнем. Но если ты, неизвестная, будешь бездействовать, то можешь погибнуть окончат тельно!

От имени орунзаков приказание подписал командир Мишар-младший.

«Разве я когда совершу смелый поступок? — растерялась Света и призвала на помощь всё своё воображение.— Что же сделать? Может, набраться храбрости и дёрнуть за хвост соседскую овчарку? А как я её дёрну, она же обернётся и за руку меня цапнет. Ещё палец откусит, злющая! Очень весело потом без пальца жить. Нет уж, лучше что-нибудь дома сделать. Может, до прихода мамы сварить обед? Я ещё никогда обед не варила. Всё боялась продукты испортить и в квартире начадить. За это мама с отцом спасибо не скажут. А чего бояться? Вдруг обед вкусным получится!»

Света вышла из ванны и на всякий случай спросила разрешения:

— Мама, можно, я завтра вместо тебя обед приготовлю?

— Твой обед никто есть не будет,— засмеялся отчим,— останемся все голодными.

— Не волнуйся,— сказала ему мама,— на завтра у нас есть обед.

— Остриги лучше ногти, повариха,— заметил отчим,— только из ванны вышла, а под ногтями чернозём.

Света посмотрела на свои руки: совсем не грязные. К таким рукам даже дежурный санитар не придерётся. Всего один мизинец в чернилах. И то потому, что сегодня на уроке русского языка у неё в самописке чернила кончились.

— Дай ножницы, я подстригу ногти,— попросила Света маму. Пусть отчим не думает, что она грязнуля.

— А где они? Разве с этим переездом что найдёшь,— сказала мама, порывшись в одном из ящиков серванта.

— Просто удивительно! У нас ни для чего нет определённого места! — возмутился отчим и ушёл в свой кабинет.

— Готовься спать, Света,— приказала мама.

— Разве мы не будем пить чай?

— Выпей стакан кефира и ложись,— сухо ответила мама.

Конечно, Света подвела её, но откуда она знала, что ножниц нет на месте. Раньше они всегда лежали в верхнем ящике серванта вместе с иголками и нитками. А сейчас, должно быть, запрятаны в каком-нибудь неразвязанном узле.

«Ладно, ногти сейчас не главное,— махнула рукой Света и задумалась.— Раз нельзя приготовить обед, нужно придумать что-то другое. А то не успеешь оглянуться, как пройдут эти 24 часа. Но что сделать, что? Как нарочно, ничего не приходит на ум».

Выпила Света кефир и не придумала. Умылась, почистила зубы, а голова всё пустая. Легла в постель и зашептала:

— Только бы не уснуть. Пусть лучше школу просплю, но придумаю. Школу... про... ой! Кажется, придумала, что сделать.

Придумала!

И довольная, Света тут же заснула.

ОТПУЩЕННЫЙ СРОК КОНЧАЕТСЯ

Первый номер отрядной стенгазеты «Горчичник», которую вывесил на другой день Илюша Ме-тельцев, наделал много шума.

Ребята и не знали, что выбранный ими редактор умеет сочинять такие острые сатирические стихи. Они сразу догадались, чей это портфель, вернувшись из школы домой, остаётся неоткрытым до следующего утра, когда уже опять пора идти в школу. Ну конечно же, его хозяин — длинная ходуля Аким Рогов!

— А Тюрин даже ручки в брючки спрятал, чтоб свои исцарапанные кулаки не видеть,— смеялись ребята, глядя на дружеский шарж, посвященный Гаврилке.

Илюше всё-таки пришлось разыскивать художника Славку. Рисунок председателя Кольки его не удовлетворил.

Но больше всего разговоров вызвала передовая.

«До каких же пор мы будем мириться со своими недостатками?» — спрашивал в ней председатель совета отряда Колька Колпаков и предлагал объявить войну всем недостаткам, какие только есть у ребят их класса. Он даже написал, что обязуется изжить до конца свой главный недостаток— хвастовство— к зимним каникулам при условии, если ему помогут в этом одноклассники.

— Правильно написал! — похвалил Кольку вожатый Миша Ратников. Миша забежал к своим подшефным, чтобы послушать, что они говорят о первой отрядной стенгазете. Как-никак, а это его идея — выпустить стенгазету в самом начале учебного года. В это время ещё ни одна редколлегия не раскачалась.

Мише нравилось, когда его отряд делал что-то неожиданное, не то, что все. И сам Миша старался всегда чем-нибудь удивить своих одноклассников, учителей или знакомых. На уроках физкультуры, например, он нарочно прыгал и бегал хуже, чем мог. Зато на соревнованиях брал рекордную высоту или пробегал стометровку за такое время, что изумлял не только школьных чемпионов, но и преподавателя. Готовясь к контрольным, Миша читал кучу дополнительной литературы. А однажды написал сочинение о лирике Пушкина стихами. До этого стихов Миша не сочинял никогда. И получились они, конечно, плохие. За сочинение Мише поставили тройку. Но он был доволен. Получить пятёрку для Миши было обычным делом. Он никого бы не удивил. А сочинению в стихах поразился весь класс.

Мише очень хотелось совершить что-то выдающееся. И наконец он понял, где может развернуться как следует. Он решил стать вожатым у пионеров-новичков. Однако знавшие его учителя и старшая пионервожатая считали, что человеку, от которого не знаешь чего можно ожидать, доверить воспитание младших ребят рискованно. Но учительнице четвероклассников Маргарите Павловне чем-то понравился такой необычный вожатый, и она попросила совет дружины направить Мишу в её класс.

Как только Миша стал вожатым, идеи одна заманчивее другой набросились на него с ещё большей силой. Вот и сейчас, послушав ребят, Миша сказал:

— Если уж вы надумали серьёзно исправлять свои недостатки, то нечего тянуть. Давайте сегодня же приступим к их искоренению. У меня как раз появилась одна идея.

— Приступим! Соберёмся! — зашумели ребята. Им уже не терпелось узнать, что задумал вожатый.

— Значит, договорились,— уточнил Миша.— После уроков Колпаков объявит вам время сбора. А сейчас, Коля, пройди со мной, мы уточним кое-какие обстоятельства.

Вожатый ушёл совещаться с сияющим Колькой в глубь коридора, а ребята принялись наперебой высказывать свои предположения насчёт Мишиной идеи. Они перед каждым сбором строили такие догадки, но идей вожатого ни разу не разгадали. Уж очень они были неожиданные! Шум поднялся ужасный.

Одна Света Мохова не участвовала в этом разговоре. Не потому, что она была новенькая. Просто ей было не до того. С момента, как Света получила таинственную записку с приказанием, прошло 15 часов 30 минут, а она всё ещё не выполнила его. И неизвестно, когда выполнит.

Маргарита Павловна уже третий урок объясняет, а к ребятам совсем не обращается и ни о чём не спрашивает. Как же тут поднимешь руку и ответишь ей. А ведь именно это Света и придумала сделать. Так она ещё ни разу в жизни не поступала. Трусила, а вчера решилась. Только с каждым уроком Светина решимость пропадает. Она это уже начинает чувствовать.

«Хотя бы на русском что-нибудь спросила»,— заслышав звонок, подумала Света.

И только все вошли в класс и сели за парты, как Маргарита Павловна сказала:

— Кто хочет пойти к доске и написать предложение с глаголами прошедшего времени?

Сразу подняли руки Катя Пучкова, строгая отличница, и горластый председатель Колька. Ещё секунда — и будет поздно. Света зажмурилась и вскинула вверх руку.

— Ты левша?! — посмотрев на Свету, ахнула её соседка по парте Зоя Дергачёва, та самая, которая часто опаздывает в школу.

Сегодня Света сидела рядом с ней. Гаврилка пришёл в школу как миленький. Ведь денег-то на поездку за город у него не было.

— Чего ты левую руку тянешь? — не унималась Зоя.

Но Света ничего не слышала. Лицо у неё горело, как красный глаз светофора, а стук сердца, наверное, слышался даже на последних партах. В таком состоянии разве сообразишь, какую руку положено поднимать? Вот вызовет её сейчас Маргарита Павловна, и она выполнит приказание орунзаков. Даже если не вызовет—выполнит. Ведь она не виновата, что Маргарита Павловна спросит другого. Руку-то она всё-таки подняла. И тут Света услышала:

— К доске пойдёт Мохова.

Дрожащей рукой взяла Света кусочек мела и написала: «Мне поручили выполнить одно дело, и я его выполнила». Потом взяла мел и подчеркнула два глагола прошедшего времени: «поручили» и «выполнила».

— А какое это дело? — полюбопытствовал Витя Пухов.

— Это как раз к делу не относится,— сказала Маргарита Павловна и поставила Свете в дневник пятёрку.

Минуту назад Света думала, что она упадёт у доски от разрыва сердца, даже не успеет подчеркнуть глаголы. А сейчас её сердце если и разорвётся, то только от радости.

«Значит, я могу! Стоит только заставить себя! Вот это да!» — ликовала Света и, взяв из рук Маргариты Павловны дневник, чуть не бегом помчалась на своё место.

ПОСЛАНИЕ МИШАРУ-МЛАДШЕМУ

Дома Света первым делом села писать письмо орунзакам. Решила описать в нём всё, что пережила за эти сутки. А в подтверждение того, что приказание выполнено, сослаться на дневник с пятёркой. Но самым трудным оказалось начать письмо.

Написала Света: «Дорогие неизвестные друзья!» — и порвала.

Какие же они дорогие, если Света их даже в глаза не видела.

Написала просто: «Здравствуйте, орунзаки, ваше приказание я выполнила». Но и это письмо отвергла. Свете вдруг захотелось поблагодарить орунзаков. Ведь только из-за них она получила пятёрку. А как поблагодарить? Написать ни с того ни с сего «спасибо», так они не поймут.

«Хорошо бы увидеться с ними»,— подумала Света и сочинила вот такую записку:

«Командир Мишар-младший и все орунзаки, ваше приказание я выполнила. Если не верите, сообщите, где вас можно увидеть, и я покажу вам одно доказательство». Света имела в виду дневник с пятёркой.

Такое письмо ей понравилось. Но Света опять засомневалась: ну, отнесёт она записку на пустырь, а как узнает, что орунзаки прочитали её? Может быть, они явятся в домик, когда ветер унесёт её послание за сто километров. Или возьмёт и бросит его рядом с домиком в канаву, как сбросил со стола послание Мишара-младшего к ней. Хорошо, что оно всё-таки нашлось!

Света подумала и приписала: «Когда вы прочитаете мою записку, сделайте на столике зарубку наконечником стрелы».

Света не сомневалась, что орунзаки носят с собой колчаны стрел с острыми наконечниками. А то зачем же рисовать их на записках?

Света хотела уже сложить записку и бежать на пустырь, но вдруг подумала:

«Правильно ли я написала слово «увидеть»? Может, вместо «е» нужно «и»? Что хорошего, если главный орунзак будет считать меня неграмотной!»

У отчима на книжной полке лежал орфографический словарь. Толстый коричневый томик виден даже через стекло. Но отчим запретил трогать его книги. А то бы Света в один момент выяснила сейчас и как пишется слово «узелок». С этим словом Свете пришлось помучиться несколько дней назад, на уроке родной речи. Маргарита Павловна велела каждому вспомнить какую-нибудь пословицу и объяснить её смысл в тетради. Света припомнила бабушкину поговорку: «Одной рукой узелок не завяжешь». Написала её в тетрадь, но тут же подумала: «Узелок» через «е» пишется или через «и»? И на Пухова посмотрела. А он сразу к ней в тетрадь нос сунул. Прочитал бабушкину поговорку и спросил:

— А она что означает?

— Означает, что одному человеку очень трудно обойтись без товарищей,— подумав, ответила Света.

— Вроде, как «Один в поле не воин»,— уточнил Витя и написал эту пословицу себе в тетрадь, а Светину — в свою записную книжку. Чудак всё-таки Пухов!

— «Узелок» через «и» пишется или через «е»? — тихо спросила его Света.

— Это смотря какой узелок,— серьёзно ответил Витя.— Если маленький, узкИй, то через «и», а большой, толстЕнький — обязательно через «е»,— и засмеялся своей шутке.

Света только вздохнула: видно, сам не знает, как верно.

Конечно, в перемену можно было спросить, как пишется это слово, у Наташи-Синеглазки или у отличницы Кати Пучковой. Но Наташа, как только прозвенел звонок, умчалась в буфет за пирожком с повидлом (она ужасная сластёна), а подойти к Кате Света не решилась. Ходила около неё, а так и не заговорила. Робость помешала. Была бы отличницей Рубина, Света сразу бы спросила: Маша не знает и то советует. А Катя очень уж неприветливая. Нос у неё большой, строгий. Говорит грубо, точно каждый раз замечание делает. И по коридору с таким неприступным видом вышагивает, будто какая-нибудь знаменитость. А сейчас, дома, Свете вообще не с кем посоветоваться.

«Как же быть?» — подумала Света и зачеркнула всю фразу со словом «увидеть» так, чтобы её нельзя было даже разобрать. Конечно, жаль. Теперь она неизвестно когда с орунзаками увидится. Но ничего не поделаешь. Прослыть неграмотной хуже.

Света надела пальто, зажала в кулаке записку и помчалась на пустырь.

«ДОЛГОИГРАЮЩАЯ ПЛАСТИНКА»

До чего ж Света невезучая! Бежала, торопилась и всё-таки её остановила та самая старушка, которая всё время сидит на скамейке против их дома и вяжет. А Света даже не знакома с ней. Но

ведь неудобно убежать, когда старушка интересуется, уехала ли в деревню Светина бабушка или ещё нет.

— Уехала,— ответила Света и побежала дальше.

А только повернула за котельную, с вожатым Мишей столкнулась. Он чуть не сшиб её своим чемоданчиком.

— Зачем так торопишься? — остановил её Миша.— Мы собираемся к четырём.

— А сейчас сколько? — выпалила Света, растерявшись.

— Без пяти четыре. Но мы ведь у школы.

Разве после этого побежишь на пустырь! Света точно на привязи пошла за вожатым. Куда бы только спрятать записку? Мальчишкам хорошо, у них всюду карманы. А у Светы на платье ни одного. И зачем она сняла свою школьную форму! Придётся съесть записку, как съедали донесения попавшие в плен разведчики. Но Света почувствовала, что из этого ничего не выйдет. Проглотить сразу целый тетрадный лист она не сумеет, а жевать его на глазах у вожатого подозрительно. Света подумала и остановилась, будто у неё расстегнулась резинка. А сама — раз! — и запрятала записку в чулок. Только после этого, немного успокоившись, Света сообразила, зачем идёт в школу. Ведь сейчас будет сбор о борьбе с недостатками. У Миши ещё какая-то идея была.

«Всё-таки хорошо, что я его встретила,— рассудила Света,— а то не пришла бы на сбор, так от Кольки не только мне, а и звеньевому Вите за меня досталось бы».

Почти весь отряд ждал вожатого в пионерской комнате. Не было только любительницы опаздывать Зои Дергачёвой, отличницы Кати Пучковой и ворчуньи Римки.

— Достал? Вот здорово! — бросился навстречу вожатому нетерпеливый Колька Колпаков.

— Что? Что достал? — закричали со всех сторон ребята.

— Сейчас увидите,— ответил Миша, махнув чемоданчиком, и спросил Кольку: — Ты к какому часу позвал на сбор Зимину?

— Как ты сказал, к половине пятого, — отчеканил Колька.

Миша посмотрел на ребят хитрющими глазами:

— Догадываетесь, почему?

— Может, раньше ей незачем... — несмело проговорила Света.

— Вот именно! — подхватил Миша. — Раньше ей быть тут незачем. — С этими словами он раскрыл свой чемоданчик, и ребята увидели в нём портативный магнитофон. — Когда Римма придёт, надо нам так сесть, чтобы загородить от неё этот аппарат. А то ничего не получится.

— Вы записать её хотите? — вырвалось у Светы.

— Точно! — сказал довольный своей затеей вожатый.— Применим к Римме самый новейший метод воздействия. Пусть сама себя послушает. Клин, как говорится, вышибают клином.

— Вот это придумал! — ахнули сидящие в углу девочки.— Римка как услышит себя, у неё волосы на голове дыбом встанут.

— Узнает, какая она трещотка и ворчунья.

Новая затея Миши привела всех в восторг.

— План, значит, такой,— с явным удовольствием сказал Миша.—Как только Римма появится, девочки окружат её и постараются разговорить.

— Спросите, сделала ли она уроки,— предложил невероятно возбуждённый Колька Колпаков.— Римка сразу заведётся. Страх не любит, когда её проверяют.

— Великолепно! — воскликнул Миша.— А я тем временем включу магнитофон, который мы сейчас замаскируем.

— Погоди! Давай сначала сами запишемся,— попросил Витя Пухов.— Я ещё никогда свой голос не слышал.

— И мы не слышали.

— Давайте запишемся,— окружили Мишу ребята.

— Попробуем,— согласился Миша и включил магнитофон.

Но только он это сделал, как дверь распахнулась и в пионерскую комнату ворвалась не на шутку рассерженная Римма.

— Что ж ты не предупредил, что собираемся в пионерской?! — накинулась она на Кольку.— Хожу-хожу по школе как полоумная, в каждый класс толкаюсь и везде замечания получаю.

Ребята не выдержали и рассмеялись: магнитофон-то включён.

— А вы-то чего смеётесь? Вы-то чего? — переключилась на них Римма.— Расселись, как в театре, да хихикают! Ха-ха-ха! Ну, Колпак, я тебе этого ни за что не прощу. Меня старшеклассник-очкарик чуть к директору не отвёл. Еле вырвалась.

— За что же к директору? — поинтересовался Миша.

— Я в чужой класс рвалась. Думала, вы от меня дверь стулом закрыли, рвусь и кричу: «Откройте сейчас же, а не то я вам все ножки у стула переломаю! » Они открыли и давай меня пробирать. Очкарик говорит: «Посмотрите, какой Аника-воин объявился!» И на меня в своих линзах уставился. А я ему говорю: «Сам-то ты Аника!» И язык показала. Тоже мне завуч нашёлся!

— Как ты ему язык показала? — переспросил сияющий Колька, наверное, для записи.

— Не знаешь, что ли, как? М-э-э-э... — И Римма под новый взрыв смеха высунула язык до предела.

— Телевизионную камеру сюда бы! — всплеснул руками Гаврилка.

— Какую ещё камеру? — не поняла Римма и обернулась к вертящимся кассетам магнитофона.— Вы зачем сюда радиоузел притащили?

— Неграмотная! — фыркнул Гаврилка.— Это не радиоузел, а магнитофон.

— Ребята! — захлопал в ладоши Миша.— Садитесь и послушайте одну запись. Я её вам сейчас продемонстрирую.

— Тише вы! — закричала на ребят Римма, подсаживаясь к самому магнитофону. И вдруг так и застыла с открытым ртом. Из магнитофона раздался её голос:

«Что ж ты не предупредил, что собираемся в пионерской?! Хожу-хожу по школе как полоумная...»

Ребята засмеялись.

А магнитофон продолжал:

«А вы-то чего смеётесь? Вы-то чего?..»

— Ну и Римка! До чего ж хорошо записалась! Точно артистка первоклассная,— не выдержав, загоготал Гаврилка.

«Расселись, как в театре, да хихикают,— продолжал магнитофон.— Ха-ха-ха!»

— А что же нам делать? — еле сдерживая смех, спросил кто-то из мальчиков.

«Не знаешь, что ли?..» — ответила из магнитофона Римма.

Тут уж у ребят даже слёзы на глазах от смеха выступили. А когда услышали Римкико блеяние: «М-э-э-э...» — чуть со стульев не попадали. А Римма сидела красная и окаменевшая, точно статуя

— Может быть, нам прокрутить эту запись на праздничном утреннике? — предложил председатель Колька, когда Ркмкин монолог кончился.

— Ты что, очумел? — вспыхнула Римма.

— Погоди, погоди,— остановил её Миша и попросил : — Если можешь, повтори эту фразу. А то я не успел включить магнитофон.

— Как же, нашли дурочку! Буду я вам повторять,— уже смиренно сказала Римма и вдруг совсем тоненьким, ласковым голоском попросила Мишу: — Не надо меня в утренник... Я лучше какое-нибудь стихотворение расскажу или песню спою...

— Вот это да! — подпрыгнул в восторге председатель Колька.— Сразу перестала от поручений отказываться. Великая сила — техника!

И Колька тут же принял решение перейти из кружка выжигания по дереву в радиокружок.

— Ты не очень огорчайся,— попробовал успокоить Римму Миша.— Всё ведь от тебя зависит. Если к праздничному утреннику ты станешь вот так же вежливо разговаривать со всеми, мы эту плёнку размагнитим. Верно, ребята?

— Конечно, размагнитим!

— Зачем она тогда? — зашумели все.

— А пока я её себе на память возьму,— сказал Миша и захлопнул у магнитофона крышку.

— Ох! — только и ответила ему Римма.

На этом первый сбор по борьбе с недостатками закончился.

НОВОЕ ПРИКАЗАНИЕ

В тайный штаб орунзаков Света вошла со всеми предосторожностями. Сначала осмотрелась, нет ли кого вблизи. Потом приоткрыла чуть-чуть дверь и кашлянула в неё. Раздайся в ответ чей-нибудь голос, она бы сразу припустилась домой. Но кругом было тихо, и Света расхрабрилась: открыла дверь настежь и потопала ногами, стоя на месте. Снова молчание. Тут уж Света решилась войти.

Устроенные ею столик и скамейка стояли на своих местах. Зато большой глиняный черепок, которого не было в прошлый раз, снова лежал на середине доски.

«Вот хорошо-то! — обрадовалась Света.— Его, наверно, положил главный орунзак. Под этот черепок я и суну записку. Такой глиняный кусище ветер не сдует».

Света подошла к «столу», подняла черепок и тут же отскочила к двери, точно змеи испугалась. Под черепком лежал конверт с крупной надписью: «СВЕТЕ МОХОВОЙ. ЛИЧНО!»

Неизвестно, сколько времени простояла Света, не решаясь дотронуться до конверта. Так она была поражена. Только шум проехавшего по шоссе грузовика заставил её схватить конверт и опрометью броситься из домика.

Пробежав пустырь, Света перевела дыхание, огляделась по сторонам и надорвала конверт. В нём лежал точно такой же листок бумаги, как и в первый раз. На одной его стороне нарисован колчан стрел с острыми наконечниками, а на другой пущенная из лука стрела торчала в самой середине мишени. Под мишенью было крупно написано:

«ТЫ МОЛОДЕЦ! ПОЗДРАВЛЯЕМ ТЕБЯ. ПЕРВАЯ СТРЕЛА ПОПАЛА В ЦЕЛЫ»

Сердце Светы на мгновение остановилось...

— Откуда же они знают? — прошептала она растерянно и прочитала дальше, что было написано уже мелкими печатными буквами:

«Но это не всё, что тебе предстоит сделать. Только исполнение двенадцати повелений может освободить тебя от цепей, которыми ты сковала себя, войдя в наш тайный штаб. Завтра тебе предстоит новое испытание. Если твой одноклассник, который заставил тебя отнести домой свой портфель («И это им известно!» —ахнула Света), опять заставит тебя прислуживать, ты должна отказаться. Если же ты испугаешься и выполнишь его приказание, цепи, которые держат тебя теперь, сомкнутся ещё крепче».

Тут записка кончалась заковыристой подписью командира орунзаков Мшдара-младшего, ловко вписанной в лук с тетивой, из которого была пущена в мишень стрела.

Света внимательно рассмотрела рисунок с подписью и решительно сказала себе:

— Ни за что на свете не послушаюсь больше Гаврилку. Чего бы мне это ни стоило!

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

Гаврилка Тюрин не поручил Свете ещё раз отнести домой свой портфель. Но на большой пере-; мене, только Света вышла из класса, он подошёл к ней вместе со своими дружками-подголосками^ второгодником Яшей и мрачным, длинным как жираф Роговым, и сказал начальственным го» лосом:

— После школы купишь мне в гастрономе пачку сигарет «Шипка».

— Ты куришь? — ахнула Света.

— Он и от вина не откажется, если угостишь,— загоготал второгодник Яшка, а Гаврилка сделал невинное лицо, заморгал и ударил себя в грудь:

— Что ты! Я курю? Это же я о своём дедушке-инвалиде забочусь,— и ушёл вместе с дружками развалистой хулиганской походкой.

«Купить ему пачку сигарет, а деньги где? — подумала Света.— Он же не дал. Значит, хочет, чтобы я на свои купила. Выходит, мне из-за него не завтракать? Очень нужно! И продадут ли мне ещё сигареты?» И вдруг Свету точно молнией поразило: ведь это похоже на новое требование, которое она не должна выполнять!

«А может, это не требование, а просьба,— засомневалась Света,— и я могу купить Гаврилке сигареты? — И она решила: — Куплю, но спрошу деньги. Наверно, ему велел купить сигареты дедушка. Ведь мальчишкам их не продают, вот он и просит меня. А деньги просто забыл дать».

Света пошла на лестничную площадку разыскивать Тюрина. Где же можно найти его во время перемены, как не верхом на перилах. Так и есть! Гаврилка сидел на лестничных перилах и дразнил жадиной дежурного по площадке старшеклассника за то, что тот не разрешал ему «проехаться».

— Думаешь, я просто так развлекаюсь? Да если хочешь знать, я ловкость для отрядных соревнований отрабатываю,— клялся Гаврилка.

«Ишь что придумал! — усмехнулась Света.— Ловкость иди в физкультурный зал отрабатывать».

Вот и дежурный старшеклассник то же самое сказал ему:

— Ловкость на уроках физкультуры показывай.

Гаврилка рассмеялся. Должно быть, еспомнил, как он занимается физкультурой. То спортивный костюм забудет, то кеды. Вот и сидит каждый урок без дела. Хорошо хоть присутствует. В прошлом году он вообще старался улизнуть с физкультуры. Один раз даже пострадал из-за своих побегов. Света узнала об этом от Наташи-Синеглазки.

...В тот день в третьем «А» урок физкультуры был последним. Вот Гаврилка после большой перемены и стал прихрамывать, будто подвернул во дворе ногу. Он решил во что бы то ни стало удрать с последнего урока. На городском стадионе в это время должно было начаться первое футбольное соревнование. Как же можно пропустить его? Больная нога — самая уважительная причина, чтобы не заниматься. И как только в физкультурный зал вошёл учитель, Гаврилка заковылял к нему, прихрамывая.

— Иван Григорьевич, что хотите делайте—заниматься сегодня не могу,—плаксиво протянул он.— Поскользнулся и... вот... ноет, как больной зуб.

— Тогда иди домой и постарайся поменьше ходить,— посоветовал учитель и обратился к ребятам : — А нам, друзья, придётся сейчас как раз совершить небольшую прогулку на стадион: там состоится открытие весенне-летнего спортивного сезона. Мы с вами тоже примем в этом празднике участие.

— Ой! — вырвалось у Гаврилки.

— Что, так сильно нога болит? — посочувствовал учитель.

— Ещё как! — чуть не плача, простонал Гаврилка.

С тех пор он перестал убегать с уроков физкультуры, но лучше бы убегал. Потому что теперь Гаврилка больше озорничает на физкультуре, чем занимается. Развалится на матрасе и не даёт никому прыгать, пока учитель не прогонит. А председатель Колька ещё уверяет всех, что после дружеского шаржа в Гаврилкином поведении наметились большие сдвиги...

«Ничего-то он не видит,— вздохнула Света.— Безобразно ведёт себя Гаврилка. Не дал ему старшеклассник по перилам съехать, так он начал по ним ботинком стучать».

Надо бы Свете остановить ГаЕрилку, спросить денег на папиросы. А она всё не подходит. И, видно, не подойдёт. Стоит в дверях, с ноги на ногу переминается. Хочет спросить, а смелости не хватает. Видно, смелая она только наедине с собой. Тогда она всё может высказать. А сейчас у неё даже кончик носа побелел от волнения, стал на белую пуговицу походить. Потопталась, потопталась на месте, вот и упустила Гаврилку. Разве такой озорник на одном месте долго простоит? Свистнул над ухом у старшеклассника и побежал по коридору.

Расстроилась Света — такой удобный момент был! И дежурный старшеклассник рядом стоял. При нём Гаврилка драться бы не посмел. А теперь не придётся ей на следующей перемене в буфет идти.

И не пошла. Все завтракали, ели вкусные поджаристые пирожки с мясом и запивали их горячим какао. А Света ходила по коридору и вместо пирожков глотала слюнки. И слёзы тоже. От обиды. Даже самой противно стало, что она такая нерешительная. Теперь орунзаки хуже, чем в первый раз, рассердятся на неё.

«Подумаешь — и за голову схватишься,— расстроилась Света,— не знаешь, от кого больше беды ждать: Гаврилка ещё ничем не грозился, а командир орунзаков предупредил: если она сделает по-Гаврилкиному, то цепи, которые держат её во власти орунзаков, сомкнутся ещё крепче». И правильно! Почему это Света должна покупать Гаврилке сигареты? Да ещё на свои деньги!

«Вот не куплю, и всё!» — сказала себе Света и пошла в буфет. Но только она встала в очередь, зазвенел звонок, и перемена кончилась. Однако это не изменило Светиного решения: после уроков Света вышла из школы с самым воинственным видом. Но пока Света шла к гастроному (нет, она шла к дому, просто магазин был по дороге), решимость с каждым шагом оставляла её всё больше и больше. А когда Света поравнялась с магазином, её совсем не осталось. Да ещё поджидавший Свету на крыльце гастронома Гаврилка словно невидимой силой подтолкнул её к двери. Света даже шаги ускорила. А проходя мимо Гаврилки, спросила:

— Как называются папиросы-то?

— Ну и память у тебя куриная! — осуждающе прищёлкнул языком Гаврилка.— Не папиросы, а сигареты «Шипка». В Болгарии такая возвышенность есть. Знать надо! Всего-то четырнадцать копеек стоят.

«Цену сказал, а денег не дал,— отметила Света.— Ясно, на мои прокатиться хочет. Ну ладно — один раз, а вдруг завтра ещё что-нибудь купить заставит? »

Но и это не остановило Свету. Был бы Гаврилка один, может, она и передумала бы. А с ним опять его дружки-подголоски — второгодник Яшка в кепке набекрень и мрачная ходуля Аким Рогов.

Он тихий, от драк всегда морщится. Даже глаза закрывает, когда Гаврилка наподдаёт кому. А остановить его не подумает. Вот какой!

Вздохнула Света и пошла к кассе. А у прилавка опять неприятность. Пришлось ещё продавца уговаривать, сказать, что отец больной лежит. Получила Света папиросы, сунула их Гаврилке и бегом домой.

Очень неприятно у неё на сердце стало. Так неприятно, словно все Гаврилкины сигареты она сама выкурила. Бросилась Света на тахту и сразу об орунзаках вспомнила.

Ведь Гаврилка ничего другого от неё не потребовал. Значит, это всё-таки не просьба, а то самое приказание, которого она не должна была выполнять. Не должна, а выполнила. Что-то теперь будет?

НЕКУДА СПРЯТАТЬСЯ

Света сидела на тахте и ругала себя самым безжалостным образом:

— Ну и дурацкая моя голова! И зачем я понесла этим орунзакам записку? Не понесла бы, так и знать бы не знала, что там оставлена для меня новая записка. А раз не знала, то и выполнять было бы нечего.

Скверно себя чувствовала Света, даже плакать хотелось. А ведь совсем недавно, когда она вызвалась отвечать Маргарите Павловне, у Светы было чудесное настроение. И кто знает, может, сейчас ей было бы так же хорошо, если б она не купила эти паршивые папиросы.

— Нет, не было бы мне хорошо! — возразила

себе Света и печально покачала головой.— Наподдал бы мне Гаврилка как следует. Для того с ним и дружки были. Противный какой этот Яшка в своей кепочке с опущенным козырьком! Прямо настоящий бандюга.

Света задумалась: а кто такие орунзаки? Вдруг тоже бандиты? Испытывают её нарочно всякими способами, чтобы в свою шайку заманить. И как Света раньше об этом не догадалась Ясно, устраивают ей экзамены, благородными прикидываются, спасителями, а потом...

— Будь что будет, но в их домик я больше не пойду и Гаврилке тоже ничего не сделаю!

Приняв такое решение, Света немного успокоилась и занялась домашними делами. Она подмела пол, протёрла в кухонном шкафу стёкла и хотела разогреть суп, чтобы поесть. С этими записками столько волнений, что она даже про еду забыла. А ведь с утра ничего не ела.

Света открыла холодильник, но супа там не оказалось. Вот почему сегодня мама дала ей на завтрак вместо всегдашних десяти копеек двадцать пять и сказала: «Трать всё!» Чтобы она получше поела. А Света совсем ничего в рот не брала. С самого утра. И всё из-за Гаврилки с его сигаретами. Что же делать? Есть так хочется, даже нет терпения маму дожидаться. И она не готовый обед принесёт. Ещё сколько времени варить его будет.

«Я сама обед приготовлю! — решилась Света. Когда она бывает чем-нибудь сильно расстроена, то становится ужасно упрямой.— Пусть сердятся, а суп сварю!»

Света заглянула в кухонный шкаф, в сумку, с которой мама ходит по магазинам. Всё в порядке. Полкочана капусты, картошка, масло, две луковицы. Можно сделать замечательные щи и поджарить в масле картофель кружочками. Света надела мамин передник и принялась за готовку. Передник свисал чуть ли не до туфель, но тем лучше. Она может не опасаться запачкать платье.

Света разложила все имеющиеся в её распоряжении продукты и осмотрела их. С чего же начать? Ну конечно, с кочерыжки! Вырезала Света кочерыжку из кочана и захрустела ею, точно зайчик. А когда съела, сразу стала серьёзной. Быть поварихой дело не шуточное. Вдруг Света испортит продукты? Тогда все голодными останутся. А её ещё и накажут.

«Может, не варить на всех? — подумала Света и решила: — Будь что будет! Сварю!»

Когда кипящая капуста перестала быть упругой, а картошка сделалась мягкой, как вата, Света положила в супные щи (так она назвала своё первое блюдо) немного поджаренной в масле с луком муки (она видела, как готовила суп мама).

«Хорошо бы морковки покрошить,— подумала она,— но где её взять? » Света постояла немного посреди кухни и наконец решилась: взяла ключи, захлопнула за собой дверь и позвонила соседке.

«Я на уроке руку поднять не испугалась, а тут*.. Не укусит же она меня...»

— Более, к нам идёт молодая модная хозяйка! — увидя Свету в мамином фартуке, воскликнула полная соседка, похожая на большой кочан капусты с завитушками сверху.— Что же тебе нужно, хозяюшка? Сахар? Соль? Хлеб?

— Мне бы морковку,— попросила Света, осмелев от такого радушного приёма.

— Ты что готовишь? — поинтересовалась соседка, приглашая Свету на кухню.

— Щи... с супом,— неопределённо сказала Света.

— Зачем же тебе два первых? — удивилась соседка.

— Я одно готовлю, только я капусты накрошила и картошки немножко.— И, чтобы оправдать свою кулинарию, Света добавила: — Мы так любим.

— Значит, ты варишь овощной суп,— со знанием дела сказала соседка,— тогда морковь тебе просто необходима. Вот возьми,— она протянула Свете три морковки,— только сначала обжарь их в масле. И лук тоже обжарь. А потом выложи в кастрюлю. Обжаренные овощи сохраняют свои витамины и придают первым блюдам приятный вкус и красивый вид.

— Лук я уже опустила,— призналась Света.

— Возьми ещё луковичку и обязательно пережарь,— распорядилась соседка.— Ещё я дам тебе немного фасоли. Её вари отдельно и подольше. А как сваришь, опусти в суповую кастрюлю вместе вот с этой помидориной, но не раньше чем за пять минут до конца варки. Будет очень вкусно.

— Спасибо,— поблагодарила Света и пошла к выходу.

— Постой,— вернула её соседка.— Возьми ещё немного укропа. Его не вари, а вымой, нарежь мелко и подай к столу вместе с супом. Укроп нужен для аромата. Хорошо бы ещё положить минут за пять до окончания варки лавровый лист, но, к сожалению, он у меня кончился. Заходи ещё,— уже в дверях сказала соседка.— Кулинария — моя страсть! Как-нибудь я научу тебя делать слоёный торт. Это объедение! Мой Иван Васильевич обожает его. Жаль, что сейчас у меня нет времени

Нужно торопиться на работу. Я ведь машинистка-стенографистка, так что не имею ни минуты покоя. Но для слоёного торта мы выкроим время, не сомневайся!

Нагруженная овощами Света вернулась к себе.

— Не забудь суп посолить! — приоткрыв дверь, крикнула ей вслед соседка.— Все молодые хозяйки забывают об этом.

— Не забуду, спасибо,— отозвалась довольная Света и принялась стряпать.

Вскоре суп был сварен по рецепту соседки, но тут Света нашла в холодильнике банку с томатным соусом. Соуса там почти не было. Он застрял только в стеклянных извилинах банки, но Света налила в банку тёплой воды и взболтнула её. Оставшийся соус сразу разошёлся.

Света заколебалась: выливать соус в кастрюлю или нет?

Понюхала и вылила. Сразу запахло очень вкусно. Вдруг в кастрюле что-то забурлило, запенилось. Света даже испугалась: неужели всё испортила?! Поскорее налила в тарелку несколько ложек супа, подула на него и попробовала.

— Вот это да! — только и произнесла она.

Супные щи получились замечательными. Прямо язык проглотить можно. Света тут же съела две полные тарелзш. Съела бы ещё, да больше некуда поместить. Света вымыла свою тарелку и принялась за уроки. Тут-то и раздались три продолжительных звонка. Так звонил отчим.

— Как успехи в школе? — снимая плащ, спросил он.

— Пятёрку получила,— похвасталась Света и показала отчиму дневник.

— Это хорошо,— похвалил отчим.— В новой школе очень важно показать себя с первых дней. В первые дни о человеке создаётся впечатление.

— Я сама отвечать вызвалась. Подняла руку, меня и спросили,— продолжала Света.

— Всегда так поступай,— сказал Александр Константинович и прошёл в ванну. Умываясь, он спросил: — Ты дашь мне что-нибудь поесть?

— Дам,— сказала Света с затаённым дыханием,— у нас суп есть...

— Налей мне тарелку,— попросил отчим,— се-

годня не удалось даже в буфете перекусить. Весь день по строительным объектам ездил.

«Это хорошо, что он голодный,— с замиранием сердца подумала Света,— не так разбираться будет». Но всё-таки она ужасно волновалась. Налила тарелку и вылила её обратно в кастрюлю: решила налить погуще. Выловила несколько помидоринок, кружочек хорошо обжаренной морковки и побольше фасоли. Потом нарезала укроп, забыв его сполоснуть, и принесла всё в комнату.

— Суп на столе, папа,— сказала Света отчиму, кот' рый что-то искал у себя в книжном шкафу. На кухню Света вышла, не закрыв за собой дверь. Надо же послушать, что он скажет, попробовав её стряпню. Хорошо, что он не знает, кто варил суп, а то, наверное, и пробовать отказался бы.

— О! — раздалось из комнаты, и у Светы потемнело в глазах.— Наша мама вняла наконец моей просьбе. Поняла, что нельзя каждый день убивать человека мясом. Тем более, что у меня не в порядке сердце.

Света вспомнила, что когда у отчима болит сердце, он пьёт какие-то тёмные капли и долго сидит потом в кресле с подушками в головах.

— Чудесный суп! — снова воскликнул Александр Константинович.— Вкусный, как никогда. И главное — полезный. В нём полно овощей. Света, когда ты вырастешь, обязательно научись готовить такой суп. Впрочем, ты, кажется, делаешь уроки, и я тебе мешаю.

— Нет, нет, не мешаешь,— улыбнулась во весь рот Света и схитрила: — Я только не всё слышала. Тебе что, суп не нравится?

— Наоборот,— с полным ртом сказал отчим,— великолепный суп. Непременно попрошу маму сварить такой же в воскресенье. Подлей мне ещё немножко. А ты обедала? — поинтересовался отчим и, получив ответ, предложил: — Может, ещё со мной поешь? А то ты ужасно тощая. Соседи могут подумать, что мы с мамой тебя голодом морим. Съешь тарелку, чудесный суп!

Света была в восторге. Даже налила себе ещё полполовника. Не забыть только предупредить маму. А то отчим рассердится, что попался на удочку, и обязательно к чему-нибудь придерётся.

Кончив уроки, Света убрала посуду и попросила разрешения посмотреть детскую передачу. Отчим включил телевизор. Он был в хорошем настроении. Наверное, на объектах всё было в порядке.

Показывали постановку о революции в 1917 году. Всё время стреляли из винтовок, стрекотали тачанки, и Света не услышала, как пришла мама. А она прямо с порога спросила:

— Здравствуйте, брошенные и голодные. Небось клянёте меня ужасно?

— Конечно, без второго не так сытно,— сказал отчим,— но твой сегодняшний суп превзошёл все ожидания. Он восполнил даже третье.

— Какой суп? — удивилась мама и, пройдя на кухню, заглянула в кастрюлю.— Что вы тут состряпали?

— Ничего мы не стряпали,— недовольным тоном возразил отчим.— Кого ты разыгрываешь?

— Я не была дома с утра,— ответила мама, не замечая ужимок и гримас, которые делала ей Света.— Неужели сварила суп наша дочка?

Света виновато опустила голову. А отчим рассмеялся.

— Не придумывай глупости,— сказал он маме.— Разве у неё может получиться такой суп! Ничего,— погладил он огорчённую Свету по голове,— со временем научимся кулинарничать не хуже, а пока мы умеем только продукты портить.— И он засмеялся до того громко, что в серванте задребезжали чашки. Отчим выключил телевизор и ушёл к себе в кабинет.

— Ну-ну, попробуем, что у тебя получилось. Чем ты так восхитила отца. А знаешь, это очень кстати. Я так устала, — сказала мама, доставая из кухонного шкафа тарелку и вдруг спохватилась: — Совсем забыла, в почтовом ящике что-то белеет. — Мама взяла со шкафа маленький ключик и спустилась в подъезд к почтовым ящикам.

— Света, это тебе! — сказала она, вернувшись обратно.— Тут так и написано: «Свете Моховой от орунзаков».— Мама отдала письмо Свете и спросила : — Наверно, от Орунзакова? Кто-нибудь из старой школы?

— Да... из старой... — пробормотала Света и, чтобы мама не заметила, как она вспыхнула, поскорее вошла с письмом в ванную комнату.

СОВЕТ ОРУНЗАКОВ

Под окнами квартиры Миши Ратникова раздался продолжительный свист. За ним два раза ухнул филин.

— И кто ж это так озорничает? — заохала Мишина бабушка.

— Я сейчас выясню,— сказал Миша и в одно мгновение выскочил во двор.

— ОрунПО-орунРЯ-орунДОК? — оглядываясь по сторонам, спросил он на языке орунзаков — своих верных помощников,

— Орун ДА! — ответили в один голос Витя с Гаврилкой.

— Опустили в их почтовый ящик, когда почтальон вечерние газеты разносил. Сейчас, наверное, уже вынула.

— Расстроилась небось...

— Сама виновата. Нечего было мне сигареты покупать. Вот он, трофей.— Гаврилка достал пачку «Шипки».— Я её деду отдам.

— Что теперь будем делать? — спросил Витя Пухов. И весь превратился в слух. Просто удивительно, как он умел меняться. То клоун клоуном, а то серьёзнее его найти трудно.

— Нужно ей новое задание дать,— высказался Гаврилка.

— А какое? — спросил Миша.

Все трое задумались.

— Что если мы испытаем Свету в домашней обстановке? — предложил Миша.

— Как это? — не понял Гаврилка.

— А вот как: в один прекрасный вечер... — начал Миша, но тут хлопнула дверь, и из подъезда вышел какой-то мужчина. Миша тотчас нагнулся к ребятам и заговорил так тихо, что, кроме Вити с Гаврилкой, его никто не мог услышать.

— Так и сделаем! — воскликнули они, как только Миша изложил им свой план.

— А под каким предлогом мы вызовем из дома её мать? — спросил Гаврилка.

— Следить надо,— прошептал Витя,— может, она сама куда по делам уйдёт. Тогда и вызывать не придётся.

— Верно,— согласился Миша,— как случай представится, так и будем действовать. К Свете пойдёт Наташа Максимова.

— А почему не мы? — ревниво спросил Витя.

— Доверия у Светы к женскому роду больше будет. Кроме того, вы и так будете заняты. Ты, Витя, выяснишь, когда Светиной матери дома не будет, а Гаврилка станет в этой операции тайным наблюдателем.

— Вот здорово, что тайным,— обрадовался Гаврилка,— а то Светка на меня сейчас как на самого вредного бандюгу смотрит! Даже неприятно.

— Ничего,— успокоил его Миша,— наших разведчиков, которые во время войны в тылу врага задание командования выполняли, тоже все предателями считали. А они терпели это ради победы.

— И мы ради победы вытерпим! — твёрдо сказал Гаврилка и важно посмотрел на ребят. Вот, оказывается, какой он герой!

— Это испытание будет для Моховой самым трудным,— решил Миша.— Выдержит она его — так наверняка храброй станет.

— А если не выдержит? — спросил Витя.

— Быть того не может! Первая-то наша стрела в самую пятёрку попала,— напомнил Миша.

— А папиросы она купила,— сказал Гаврилка.

— Ну и что? А ты хочешь, чтобы всё как по маслу шло, тогда её и исправлять было бы нечего,— засмеялся Миша и сгрёб своих подшефных в охапку.

— Ой! — вскрикнул от восторга Гаврилка.— Ну и силища у тебя!.. Мне бы такую.

— Теперь слушайте меня внимательно,— снова зашептал Миша.— Приказываю: во время наших сборов на пустыре метрах в ста от штаба выставлять караульных. Вдруг Света задумает пойти к орунзакам, тогда караульные нас предупредят, и мы разбежимся. Пока она ничего не должна знать.

— ОрунЕСТЬ! — почти одними губами произнесли таинственные орунзаки и распрощались с командиром.

Оседлав воображаемых коней, они во весь опор припустились к Наташе Максимовой. А Миша вернулся к бабушке и объявил ей:

— Всё в порядке. Озорники извинились.

СНОВА МЕЧТЫ

Письмо от орунзаков, которое распечатала Света, войдя в ванную комнату, было очень коротким. Всего в одно слово. Но оно хлестнуло Свету, как удар плётки.

Крупно, во весь лист, на фоне натянутого со стрелой лука, было написано: «ПОЗОР». И никаких новых приказаний и требований. Никаких рисунков с мишенями. Всего одно слово. Даже без восклицательного знака. Очевидно, Мишару-младшему на этот раз было не до грамматики. А Свете после такого письма вообще стало ни до чего. Как будто ей мало неприятностей с Гаврилкой. Целых полдня переживала: покупать сигареты или не покупать? И ещё голодной осталась да всяких страхов натерпелась. А в довершение ко всему орунзаки рассердились.

Нет, конечно, они не разбойники, а очень хорошие люди. И за Свету им обидно. Вот взбунтовалась бы она хоть около гастронома, так и письмо было бы совсем другим.

Света просто презирала себя за такую покорность. Даже рабы в древние времена не могли молчать и поднимали восстания. Нет, такой робкой жить нельзя! Ведь смогла же она побороть себя на уроке и поднять руку. И здесь могла бы не подчиниться Гаврилке. А если он даже наподдал бы ей после, всё равно Света осталась бы победительницей. А может, и не наподдал бы. Может, он из тех ребят, на которых стоит лишь прикрикнуть и они больше не пристанут.

Света легла на тахту, уставилась в потолок и подумала: как хорошо всё могло бы обернуться, если бы она не подчинилась Гаврилке.

Вот подходит к ней Гаврилка и приказывает:

«Купишь мне пачку сигарет на свои деньги!»

«Хорошо,— соглашается Света.— А ты мне купишь полкило сливочной помадки, и тоже на свои».

«Вот это загнула! — говорит ошарашенный Гаврилка.— Где я тебе столько денег возьму? »

«А я где?» — парирует Света. И Гаврилка уходит ни с чем.

А могло быть и так:

«После уроков купишь мне сигареты в гастрономе,— потребовал Гаврилка.— Понятно? »

«Совсем не понятно, ни одного слова не поняла,— бойко отвечает Света.— Скажи мне, пожалуйста, эту фразу по-немецки».

«Ты что? — таращит на неё глаза Гаврилка.— Я ж немецкий не знаю».

«Тогда по-испански или по-гречески»,— просит Света и лукаво смеётся.

«А ну тебя, лучше я сам куплю»,— машет рукой Гаврилка и оставляет её в покое.

А вечером мама вынимает из почтового ящика письмо от командира орунзаков. В нём тоже всего одно слово. Но разве можно сравнить его с этим! Поперёк всего листа крупными буквами написано: «Молодчина!» И стрела торчит в самой середине мишени. Разве после этого не будешь веселиться, как заводная матрёшка! А ведь всё могло быть именно так, если бы она не побоялась Гаврилки и его дружков. Значит, опять во всём виновата её противная робость. И тут Свете пришла в голову мысль, которая и обрадовала её и огорчила: если орунзаки сами узнали о том, что она не выполнила их новое поручение, значит, они следят за ней. И ей нечего было бояться Гаврилку. Только он вздумал бы стукнуть её, как орунзаки тесным кольцом окружили бы вход в магазин и, натянув свои луки с остроконечными стрелами, наметились бы Гаврилке и его сообщникам прямо в сердце.

Света представила, какой жалкий вид был бы у Гаврилки, когда он поплёлся бы со связанными за спиной руками от гастронома к пустырю, где находится боевой штаб орунзаков, и рассмеялась: как рассвирепел бы его дед, увидев внука пленным!

Но орунзаков он всё равно не посмел бы поколотить. А в домике на пустыре, одетый в рыцарские доспехи и блестящее, как металлический чайник, забрало, которое скрывает лицо, командир Мишар-младший взял бы с Гаврилки честное пионерское слово никогда больше не заставлять Свету прислуживать ему и врать...

Кончились мечты, и Света снова приуныла. Разве это жизнь? Вдруг завтра Гаврилка опять что-нибудь от неё потребует. Уж лучше бы они никуда не переезжали. В старой школе гораздо спокойнее было. Никто её не замечал, ничего от неё не требовали.

— Света, чего ты там застряла? — подойдя к ванне, постучалась мама.— Мой руки и иди пить чай.

«До чая ли тут! — нахмурилась Света.— Прямо голова кругом идёт, даже посоветоваться не с кем».

И Света решила во что бы то ни стало разыскать командира орунзаков и поговорить с ним. Жаль только, что этого нельзя было сделать завтра же. Завтра в их школе «день здоровья» и все ученики с раннего утра уедут за город.

РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

Ох уж этот «день здоровья»! После него Света всегда болеет. Наиграется, набегается, разгорячённая, а потом остынет или ещё хуже — промочит ноги, вот и простудится. Лучше бы этого дня совсем не было. Но что поделаешь, если в школе в конце каждого месяца проводят такой день. Уж как Света оберегалась. И бегала мало, и по лужайке, на которой из-под травы вода выступала, не носилась, как Гаврилка Тюрин. И в поезде в окно не высовывалась. А приехала домой—расчихалась.

— Ну вот, поздравляю,— недовольным голосом сказал Свете отчим и добавил, обращаясь уже к маме: — Я же говорил, пускать её за город не нужно.

— Все едут, почему же её оставлять? — возразила мама.

— Потому, что из-за неё теперь можем заболеть мы! — рассердился отчим.

— Не волнуйся, у неё совсем холодная голова,— успокоила его мама.

Но Света всё-таки заболела. К утру у неё поднялась температура и стало больно глотать.

— Обязательно пригласи врача,— сказал отчим перед уходом на работу.— Может быть, это скарлатина.

Света испугалась: скарлатина — болезнь опасная. От неё даже умирают. Обидно умереть от болезни. Вот если бы как герой на войне или в мирное время, совершая подвиг,— тогда другое дело.

И Света вспомнила: дней пять назад сидела она с ребятами во дворе, а Витька Пухов рассказывал :

— Отец такое запутанное дело расследовал. Один мальчик, может, всего на год старше нас, шайку грабителей раскрыл. Они шерсть с фабрики похищали.

— А как он их обнаружил? — спросила Света.

— Проснулся в то утро рано и видит в окно — два парня несут какой-то мешок. А на улице никого— только ведь светать стало. Мальчик подсел к окну и проследил, куда они мешок потащили. Утром он вышел во двор, а там милиционер спрашивает: не видел ли кто рано утром чего-нибудь такого... Мальчик и показал, в какую сторону ушли грабители. Милиционер посадил его на мотоцикл и поехал в ту сторону. Только они на шоссе выехали, как увидели грузовик с мешками. А на мешках те самые парни. Милиционер с мальчиком и стали их преследовать. Мотоцикл быстро летит, в один миг грузовик настигли. Выхватил капитан револьвер и крикнул: «Остановитесь, а то стрелять буду!» А бандюги и не думают останавливаться. Шофёр нарочно самую большую скорость развил. Но мотоцикл разве отстанет. Видят грабители, что им несдобровать, взял шофёр и затормозил на полном ходу. Мотоцикл так и въехал под грузовик. Милиционера потом в тяжёлом состоянии в больницу отправили, а мальчик насмерть разбился.

Витька когда такие истории рассказывает, всегда очень серьёзным становится. Даже не верится, что он умеет строить рожицы и передразнивать ребят. Витька на грабителей и всяких хулиганов ужас как злится. Потому что, если бы их не было, жизнь у нас совсем хорошей стала бы. Так Витькин отец говорит.

А после Витька рассказал, как того мальчика хоронили. Народу на кладбище было — не сосчитать. Пожалуй, больше, чем на похоронах известного артиста. Вся пионерская дружина в почётном карауле выстроилась. А на могиле ему поставили памятник высокий, гораздо выше, чем он сам. И вверху на каменной глыбе его портрет высекли, с пионерским галстуком на груди. За подвиг, который он совершил.

«А умереть в постели от скарлатины просто обидно», — вздохнула Света.

К счастью, у неё оказалась не скарлатина. Врач, старенький, с седой бородкой и совсем голой головой, осмотрел Свету и сказал:

— Сущий пустяк. Маленькое воспаление верхних дыхательных путей. Придётся денька три полежать, потом денька два походить по комнате, но не по улице.— Тут он погрозил Свете пальцем: — А уж после, если не будет температуры, явитесь ко мне в поликлинику, и я выпишу эту шалунью в школу.

Мама отгородила Свету ширмой, положила к ней на тахту Тапа и позвонила отцу на работу, чтобы он не волновался. Потом мама принялась готовить обед, а специально для Светы сделала тёплый клюквенный морс. Мама осталась дома. Доктор велел ей ухаживать за больной дочкой.

Света пила клюквенный морс и рассказывала Тапу про свою таинственную переписку с неизвестными орунзаками. А потом подумала:

«Может, рассказать о них маме?»

Она как раз вошла в комнату и стала подметать пол.

«Нет, не скажу,— раздумала Света,— ведь тогда придётся и про Гаврилку всё рассказать». А разве можно было рассказать маме про Гаврилку? Она сейчас же побежит в школу или к его матери, чтобы та уняло, сыня* Уж тогда Гаврилка её в самом деле поколотит.

«Об орунзаках от меня не узнает ни один взрослый,— сказала сама себе Света так, точно клятву принесла.— Вот если я подружусь со своими новыми одноклассниками, то обязательно всё им расскажу. И самому первому — Вите Пухову. Витя замечательный человек! Наверно, он тоже совершит какой-нибудь подвиг. И совсем неважно, что он передразнивает на уроках ребят и гримасничает. Зато Витя всё понимает. Даже в первый день, когда я пришла к ним в класс (теперь Света хорошо это поняла), Витя вовсе не хотел обидеть меня. А наоборот, хотел рассмешить. Потому что чувствовал, как бывает не по себе новичку. Витя справедливый. Если виноват, выкручиваться не станет. И хвалиться зря не будет, как председатель Колька. За это Маргарита Павловна и прощает ему многое.

«Хорошо бы вместе с Витькой выследить этих орунзаков. Только когда это будет! — вздохнула Света.— И захочет ли ещё Витя дружить со мной? У него небось уже есть друзья. И дела свои есть».

Светины мысли прервал телефонный звонок. Звонила какая-то мамина знакомая.

— Знаешь, с кем я говорила? — спросила Свету мама, вешая трубку.— С мамой Алика Футли-кова. Они собираются с Аликом в наш универмаг и заодно хотят зайти посмотреть, как мы устроились.

— С Аликом? — переспросила Света и поморщилась. Но тут же тихонечко рассмеялась: «Если этому храбрецу предложить помочь выследить орунзаков, он от страха, наверно, целую неделю икать будет. Ну и Чапай! Жаль, нет с ней бабушкиного Казбека, он сразу бы Мишара обнаружил. Умная собака! Понюхал бы его записку и по запаху нашёл бы. А может, написать об орунзаках бабушке и посоветоваться с ней, как быть? Нет, она ещё, чего доброго, маме напишет. Тогда самая настоящая каша заварится. Уж лучше написать бабушке обыкновенное письмо.

И Света принялась писать бабушке. В письме она сообщила, что заболела и что в новой школе ей очень нравятся ребята и учительница.

СТРАШНЫЕ НОВОСТИ

Проснётся Света утром во время болезни и каждый раз думает:

«Навестят меня одноклассники или нет?»

А к вечеру расстраивается:

«Никто не пришёл, как в той школе».

И вдруг на пятый день болезни, когда у Светы была уже нормальная температура и мама разрешила ей немножко походить по комнате, раздался звонок.

«Должно быть, Алик со своей любопытной мамочкой»,— решила Света и спряталась с головой под одеяло. Но в комнату вошла встревоженная и не похожая на себя Синеглазка. Глаза у неё и так большие, а тут совсем огромными сделались.

— Что с тобой? — вырвалось у Светы.

— Ой, Светка! Если бы ты знала, что я сейчас пережила,— присаживаясь к ней на тахту, проговорила Наташа и зашептала ещё тише и таинственнее : — Только я в ваш подъезд вошла, а перед лифтом какой-то человек стоит. Весь в чёрном, точно привидение. Отнял он от лица плащ, а лицо в маске льва. Я даже к стене шарахнулась.

Света замерла.

— А под плащом у него знаешь что я заметила? Колчан со стрелами. Как у древних индейцев.

Света побледнела.

— Остановил он меня и сказал страшным голосом,— продолжала Наташа, копируя незнакомца: — «Свету Мохову знаешь?» Я так испугалась, что даже ответить ему не могла. Только головой кивнула. Улыбнулся он, как лев в Зоопарке перед вкусным обедом...

— Через маску? — удивилась Света.

— Через маску! — кивнула головой Наташа.— Она у него, наверное, резиновая. Улыбнулся, значит, и говорит мне на ухо: «Отдай этот конверт Свете, да смотри сама не раскрывай, а то...» Распахнул плащ, а под ним лук со стрелой: смотри, мол, в случае чего... Затряслась я как осиновый лист и говорю: «Отдам, отдам, только ты убери свою колючку». А он усмехнулся и говорит: «Это не колючка, а острая-преострая стрела-заступница». И вдруг... растаял.

— Растаял? — ахнула Света.

— Прямо у меня на глазах,— объяснила Наташа.— Был и не стало.

— Как мороженое? — уточнила Света.

— Нет,— возразила Наташа.— Он после себя никаких следов не оставил. Точно в стену ушёл. У меня от этого видения нос до сих пор как из холодильника. А на улице теплынь. На, держи конверт.

— Может, тебе показалось, что он растаял? Вышел из подъезда — и всё.

— Как же, вышел,— проворчала Наташа,— даже шагу не сделал, как исчез.

Света повертела конверт в руках.

— Не раскрывай при мне, не раскрывай! — схватила её за руку Наташа.— Я с этим чёрным никаких дел иметь не хочу. У него стрелы острые.

Света даже обрадовалась, что Наташа не хочет прочитать письмо вместе с ней. Мало ли что там написано. Может, опять какие-нибудь неприятные слова, вроде «позора». Света уже не сомневалась, что с Наташей разговаривал командир орунзаков Мишар-младший. И лук со стрелой, и маска на лице. Вот только как он мог, не уходя, исчезнуть? Ведь волшебники живут в одних сказках.

Должно быть, Наташе это показалось. Говорят же, что у страха глаза велики. А у Синеглазки они как раз такими и были. Сейчас просто большими стали, какие у неё всегда, а тогда... Быстро всё-таки она успокоилась. Света так не смогла бы. А Наташа уже перед зеркалом вертится, на платье оборки поправляет. И к Свете самым обычным голосом обратилась, КЯК будто ничего не произошло:

— Нас сегодня вожатый Миша после уроков задержал.

— Опять что-нибудь придумал? — оживилась Света.

— Нет, на этот раз из-за Гаврилки. Мы его после «дня здоровья» физоргом выбрали. Из педагогических соображений. Миша сказал, если мы сделаем Гаврилку физоргом, он будет хорошо заниматься по физкультуре. А он знаешь что выкинул сегодня! Как только большая перемена началась, выстроил в классе всех ребят, кто на руках умеет ходить, и вместе с ними вышел на руках в коридор. Похвалиться перед другими классами вздумал. Вот, мол, какие у нас физкультурники! А в коридоре директор оказался. Ну, он и вызвал к себе Мишу с председателем Колькой. «Что это у вас творится? Ребята в самом буквальном смысле на голове ходят». Вот Колька и распекал нас после уроков... «Я наш отряд всюду хвалю, защищаю, а вы меня подводите!» — Наташа очень похоже представила председателя Кольку. Правда, сказала она за него не так громко, но застрекотала точно, как он.— «А ты зря не хвали, тогда мы и не подведём!» — выкрикнула Наташа уже голосом Вити Пухова.

Да если бы и своим, Света всё равно догадалась бы, кто так возразил Кольке. А ещё Наташа, чтобы развеселить Свету, представила, как Витя Пухов борется дома со своим недостатком. Наташа встала перед зеркалом, сделала смешное и вместе с тем очень серьёзное лицо и застыла, точно изваяние.

— Витька так каждое утро минут пять перед зеркалом стоит. Сам на сборе сказал. Неподвижность мышц отрабатывает. Чтобы разучиться рожицы корчить.

Ну и насмешил Витька Свету! Надо же, что придумал! И Наташа прямо-таки поразила её. Как здорово всех представляет! Артистка, да и только! Света и не знала этого. Наташа и за ворчунью Римку очень похоже пробурчала:

— «Теперь мы из-за Тюрина ни за что на первое место не выйдем!»

— Уж молчала бы,— сказала Света,— сама-то себя как ведёт. Только из-за плёнки с записью и сдерживается.

— Римке очень трудно исправиться,— вздохнула Синеглазка,— у них вся семья ворчливая. Станет её мать на родительском собрании говорить, так не поймёшь—выступает она или ругается. Римка на неё очень похожа. Такая же кругленькая и нос картошкой. Только ростом поменьше.

— Может, мать тут не виновата, а Римка совсем от другого ворчит,— возразила Света и, решившись, сказала Наташе: — Помочь ей надо!

— В чём помочь? — не поняла Синеглазка.

— Дома по хозяйству,— объяснила Света и упрекнула подругу: — Как же вы не знаете, что ей очень трудно?

— Ей? — удивилась Синеглазка.— Почему?

— А кто бельё трём младшим сестрёнкам стирает? — спросила Света.

— У неё нет сестрёнок,— замотала головой Синеглазка.— Ты что? Римка у родителей одна. Вот мать с отцом с ней и нянчатся. А три сестрёнки не у неё, а у меня.

— У тебя?.. — растерянно переспросила Света.

— Ну да,— засмеялась Синеглазка.— Только ты не думай, они хорошие, всегда помогают. И стираем мы вместе.

«Зачем же Римке нужно было наговаривать на себя? — не понимала Света.— Неужели только для того, чтобы меня разжалобить и тетрадь с задачками выманить? »

— А зачем вы тогда даёте ей домашние задачки списывать? — спросила Света.

— Кто даёт, не знаю,— смешно развела руками Наташа,— а я с задачками сама мучаюсь ужасно. Было бы у кого, с удовольствием списала бы. Решаю, решаю, а всё с ответом не сходятся.

— Как я поправлюсь, давай вместе уроки делать,— предложила Света и сразу испугалась:! вдруг Синеглазка не согласится?

— Давай! — сказала Наташа и засмеялась.— Только невнимательная я. Придётся тебе кричать на меня, вроде как Колька Колпаков на Гаврилку» Он его по русскому подтягивает... Ну, поправляйся,— Наташа протянула Свете руку,— а я пойду. Уроков много. Может, этот чёрный в маске уже ушёл.

Как только Синеглазка распрощалась, Света достала из-под подушки конверт и раскрыла его...

ВСТРЕЧА С КОЩЕЕМ БЕССМЕРТНЫМ

Стрела от лука была снова нарисована в середине мишени. Значит, попала в цель. А вот сама записка написана совсем непонятно. Крючки какие-то вместо букв. Только в самом низу листа, очень мелко, еле заметно, Света разобрала слова: «Читай на свет». Вот, оказывается, в чём дело: записка засекречена, чтобы её не могла прочитать в тёмном коридоре Синеглазка.

На улице уже стало смеркаться. Света тихонечко встала с тахты и зажгла торшер. Потом забралась с ногами в кресло и, держа записку над абажуром, прочитала:

«Каждое невыполненное приказание всё больше отдаёт тебя во власть твоего злейшего врага. Запомни это! Если хочешь смыть свой прошлый позор, выполни такое задание: когда твоя мама уйдёт в поликлинику, жди её в темноте. Свет не зажигай».

— Мама! — тотчас закричала Света.

— Что? Что с тобой? — вбежала в комнату перепуганная мама.— Ты кричишь, точно на тебя потолок рушится.

— Когда ты пойдёшь в поликлинику? — не слушая упрёка, спросила Света.

— Скоро. Мне пора выписываться на работу. Ведь ты уже поправилась.

— Пойди, пожалуйста, сейчас,— попросила Света.

— Сейчас нельзя. Наш врач ходит к больным. В поликлинике он будет к вечеру.

— А папа когда придёт?

— Сегодня не скоро. Он предупредил, что задержится.

— Ой, мамочка, что же делать? — побледнела Света.

— Трусишка! — засмеялась мама, догадавшись, в чём дело.— Неужели ты боишься пробыть полчаса одна? Ну, хочешь, я зайду к Наташиной маме и попрошу, чтобы она отпустила Наташу к тебе? Днём я кахс раз видела их и говорила, что пойду в поликлинику.

— Нет, нет, не надо её звать, мне... — Света замолчала и закрыла лицо ладонями.

— Хорошо,— сжалилась мама,— я пойду завтра во время обеденного перерыва. Только не реви.

— Конечно, иди завтра,— обрадовалась Света, но тут же подумала: «Отговаривать маму — это обман. А разве можно обмануть того, кто всё обо мне знает? И потом, орунзаки надеются на меня, раз заранее нарисовали стрелу посередине мишени». И Света закричала: — Мамочка, иди лучше в поликлинику сегодня!

— Сегодня мне гораздо удобнее,— отозвалась мама,— а ты не будешь бояться?

— Иди, не буду,— с трудом проговорила Света и закрылась подушкой. «Вот так до маминого прихода и пролежу. Буду мечтать о самом весёлом. Будто я сижу в цирке и смотрю на клоунов».

Но разве можно мечтать о цирке без света! В цирке всё блестит, сверкает, а тут и при свете-то одной страшно. А вдруг у Светы остановится от страха сердце? Вот когда этот противный Мишар расстроится. Ну зачем он приказал Свете сидеть в темноте? Ещё, наверно, проверять будет, светятся ли в их квартире окна или нет. А что, если зашторить их как следует и зажечь хоть одну лампочку? Нет, если свет горит, его с улицы и через шторы видно, как ни маскируй.

И вдруг Света нашла великолепный выход. Всё-таки голова у неё соображает. Как только мама уйдёт, Света запрётся в ванной, зажжёт свет и просидит до её возвращения. Разве плохо придумано? Квартира будет тёмная, а в светлой ванной комнате сидеть совсем не страшно. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. Порадовалась Света немного, а потом только ещё больше расстроилась. Ведь что может произойти: получит она завтра записку, а в ней похвала. А за что? Выходит, за обман! Разве это приятно? Нет, самое лучшее — ничего не придумывать, а вытерпеть всё, что может случиться в темноте. Тут мысли Светы прервал из передней голос мамы:

— Не волнуйся, дочка, я постараюсь прийти побыстрее. Встань и закройся на цепочку.

— Я закрою... ты иди,— отозвалась Света, продолжая неподвижно сидеть на тахте, упершись подбородком в согнутые колени.

Странное дело: захлопнулась за мамой дверь, и в квартире сразу стало темнее. Как будто выходя мама унесла с собой частичку света. И вдруг в кабинет отчима сама собой открылась дверь, точно туда вошёл кто-то невидимый. (Это, должно быть, от воздуха из передней). В кабинете было уже совсем темно. Даже стол с книгами по бокам и этажеркой сбоку походил на большого двугорбого верблюда. Вот бы сейчас включить свет! В доме напротив уже кое-где засветились окна. Да нельзя... Света хотела встать, чтобы размять ноги, но которым начали бегать мурашки. Но в этот миг в кабинете раздался треск.

— Ой! — вскрикнула Света и накрылась подушкой. Неужели там кто-то есть? А кто там может быть? Весь день в квартире были два челове-

ка: она и мама. Мама ушла, значит, осталась она одна. Одна!

«Ох! Опять что-то хрустнуло... Опять!» — сжалась на тахте Света. Как будто кто-то сидит за столом отчима, берёт из серебряного стаканчика карандаши и ломает их. Света ещё раз посмотрела на тёмный овал двери в кабинет и зажмурилась. В отцовском кресле в самом деле сидел кто-то тощий-тощий, с длинными костлявыми руками.

— Кощей! — неожиданно для себя вскрикнула Света и попятилась на другой край тахты. А её голос так и повис в тишине комнаты. Он даже в приоткрытом серванте отозвался таинственным перезвоном посуды: ...ей-ей-ей!..

От этого уж совсем страшно стало. И вдруг Кощей приподнялся. Не помня себя Света бросилась с тахты на балкон и захлопнула за собой дверь. На балконе уже не так страшно. Внизу, во дворе, горели фонари. На скамейках сидели немножко знакомые Свете жильцы. Вон того полного старичка она хотела позвать с собой на пустырь. А вон Гаврилка по двору носится. Просто удивительно, когда он учит уроки? Света как ни посмотрит во двор, всегда его видит.

— Ой! Что это?!

Кто-то стукнул в окно из комнаты. Нет, она больше не выдержит...

— Гаврилка! — закричала на весь двор Света.— Тюрин!

— Чего тебе? — солидно отозвался Тюрин.

— Ты... что делаешь? — глотая пересохшими от волнения губами воздух, спросила Света первое, что пришло ей в голову.

— Дыхание при беге регулирую,— ответил Гаврилка и, сложив руки рупором, раздельно закричал: — Знаешь, почему мы бег четвёртому -«Б» в «день здоровья» проиграли? Дышали неправильно. Вот научимся правильно дышать — и старшеклассников обгоним. Ты когда в школу придёшь?

— Завтра! — тоже рупором ответила Света.

— От нас Катька Пучкова ушла. В другой город переехала. Теперь ты на её месте сидеть будешь,— сообщил Гаврилка и похвалился: — Пока ты болела, меня физоргом выбрали. А у вас почему темно, пробки перегорели?

— Нет, не перегорели,— расхрабрилась Света.— Я же на балкон вышла — чего в комнате свет жечь. У нас в подъезде плакат висит: «Берегите электроэнергию ».

— Сознательная! — фыркнул Гаврилка и закричал : — А зарядку по утрам небось не делаешь? Оттого и заболела. Организм укреплять нужно. Я теперь иногда даже два комплекса подряд делаю. Свой и с дедом за компанию. Смотри не болей больше! — приказал физорг и убежал за дом, смешно размахивая руками и приседая. То ли он показывал Свете новый комплекс упражнений, то ли отрабатывал дыхание.

Осталась Света одна, а обернуться боится. Вдруг за окном Кощей костлявым пальцем её к себе манит? Зажмурила глаза, постояла немножко, а когда открыла их... увидела идущую по двору маму.

— Наконец-то! — облегчённо вздохнула Света и, распахнув балконную дверь, помчалась отпирать.

Страхи исчезли.

СТРАННАЯ ПРОМОКАШКА

На другой день Гаврилка раззвонил всему классу, какая Света бесстрашная и экономная.

— Темнота для неё всё равно что солнечный денёк. Ни капельки её не боится. А электроэнергией дорожит, как мой дед,— уверял он ребят.— На балкон выходит, так в комнате свет тушит. Храбрец, хоть и девчонка!

От его слов Свете так хорошо, так приятно стало. Она даже простила Гаврилке, что он заставлял её людей обманывать.

— Надо же,— покачал головой Илюша Метель-цев,— моя сестра в девятом, а в тёмную комнату войти не может.

— Напиши о Моховой заметку,— зашептал ему председатель Колька,— отметь её мужество как положительное явление. Можешь с сестрой сравнить, чтоб наш авторитет поднять. Понял? — И, не дав Илюше высказаться, Колька заключил: — Точка, и никаких гвоздей!

— Я бы в тёмной комнате даже за сто пирожных одна не осталась,— призналась Синеглазка.— Мне в темноте всякие чудища мерещатся, вроде дикобразов.

— И мне мерещились. А ты попробуй останься, потом сама увидишь, что ничего страшного нет,— со знанием дела убеждала её Света.

— Я маленькая гусей боялась,— вспомнила Римма Зимина.— А сейчас не боюсь. Если гуси на меня шипят, я расставлю руки пошире и бегу на них, точно самый большой гусь. Они и отступают.

— Ты не гусь, а гусыня,— засмеялся Витя Пухов,— и шипишь так же.

— Уж ты, Пух-Перо, скажешь! — обиделась Римма.

— Раз уж ты, Мохова, такая смелая,— сказал Еожатый Миша (он подошёл к ребятам как раз в тот момент, когда Света уговаривала Синеглазку не бояться темноты),— обязательно выступи на нашем сборе.

— Сбор через неделю будет,— тотчас объявил Свете председатель Колька.

— А о чём мне говорить? — растерялась от неожиданности Света.

— Ты новенькая, и нам будет интересно узнать твоё мнение о нашем отряде,— подсказал вожатый.

— Верно! Очень интересно! — закричал довольный Колька.— Тогда мы сможем сравнить, как выросли за лето.

— Если брать тебя,— обернулся к нему Миша,— так ты вырос сантиметра на три.

Все засмеялись, а Колька рассердился:

— Разве я о таком росте говорю? Неужели непонятно? Интересно знать, насколько мы дружнее стали и лучше.

— Конечно, интересно,— согласился вожатый.— Только ты, Мохова, не слушай его. Говори о нас всё, что думаешь.

— Я же болела, что я скажу? — попробовала отказаться Света.

— У тебя впереди целая неделя,— сказал вожатый,— успеешь приглядеться.

Света оробела. И опять на Гаврилку рассердилась. Зачем он назвал её храбрецом?! Ведь неверно это! В темноте она сидела не по своему желанию. И на балкон от страха выскочила. Ну как она на этом сборе выступит?! Только так подумала Света и вдруг сама же себе возразила:

«Ты что? Столько раз о поручении мечтала —и отказываешься? Даже смешно. Скорее соглашайся!»

Света и сказала:

— Ладно, выступлю я. А чему будет посвящен сбор? — И сама удивилась, как спокойно всё сказала. Ну и Светка! И что за чудесный упрямец появился в её характере?!

— После твоего выступления,—застрекотал над её ухом довольный Колька Колпаков,— мы сделаем нужные выводы и начнём задания к празднику распределять. Ноябрь-то не за горами.

— Ещё у нас во втором звене звеньевой нет. Катя-то уехала,— подсказал Коле вожатый.— Нужно будет звеньевую выбрать. Подумай, Мохова, кого бы ты предложила.

— Хорошо, подумаю,— пообещала Света и решила насчёт своего выступления посоветоваться с отцом. Он часто у себя в управлении доклады делает. Один раз его фамилия даже в пригласительном билете была напечатана «Докладчик А. К. Кракопольский». Может, что интересное подскажет.

Вечером Света долго ходила у двери отцовского кабинета, не решаясь войти. Но потом пересилила себя и постучалась.

Отчим был в хорошем настроении. Как раз сегодня утвердили их коллективный проект застройки нового жилого массива. Он отложил газету, снял большие роговые очки и шутливо спросил Свету:

— Чем обязан? Ты что нос повесила?

Света рассказала о задании вожатого.

— Тебе надо хорошенько подготовиться,— выслушав Свету, сказал Александр Константино-

бич.— Первое выступление всегда очень ответственно. По-моему, для такого выступления прежде всего тебе необходимо раздобыть факты.— Отчим подумал и неожиданно улыбнулся.— И один факт у нас уже есть! Начни-ка ты своё выступление с рассказа о своём первом дне в новой школе. Ведь ты, насколько мне известно, была им довольна.

Света даже руками развела: откуда отчим знает об этом? Ведь она ничего никому не говорила. На лице у неё прочитал, что ли?

— Припомни, как ты волновалась и не хотела идти в новую школу,— продолжал Александр Константинович,— а все твои волнения оказались напрасными. Ребята встретили тебя хорошо, даже в первый день в звено записали.

«И это ему известно!» — ещё больше удивилась Света. И ей стало вдруг очень весело. Значит, отчим говорит о ней с мамой, интересуется её делами. Вот уж чего она никак не ожидала!

— Будет неплохо, если ты расскажешь и о своём прежнем классе,— подумав, сказал Александр Константинович,— может быть, у вас были какие-то интересные дела и их хорошо начать здесь.

— Нет, таких дел у нас не было,— покачала головой Света,— а если и были, так не в нашем классе.

— Тогда сама что-нибудь предложи,— подсказал отчим,— ну, скажем, пригласи ребят на экскурсию к нам в мастерскую. Придёте и увидите, каким будет наш город к концу пятилетки. Наш дом почти в центре окажется.

Этого Света даже предположить не могла. Пойти на экскурсию в архитектурные мастерские! Да председатель Колька от радости до потолка подпрыгнет!

— А можно? — робко спросила Света.

— Согласую время — и приходите,— ответил отчим.

Тут их разговор прервал входной звонок. К Свете пришла заниматься Синеглазка. Сегодня в школе она сама вызвалась помочь Свете. Ведь она отстала от ребят на целую неделю. Света очень обрадовалась. Вот уж теперь они наверняка подружатся.

Девочки начали с математики. Этот предмет они обе недолюбливали. И хотели поскорее разделаться с ним. Но над задачкой пришлось попыхтеть. На что Наташа рассеянная, но сегодня Света перещеголяла её. Вместо задачки думала о своём выступлении, вот и делала не то, что надо.

— Ты что! — всплеснула руками Синеглазка, заглянув к ней в тетрадь.— Разве можно людей с запасными частями от тракторов складывать? Кто же у тебя получится? Роботы! — И они обе долго смеялись.

Как только Наташа кончила объяснять то, что пропустила из-за болезни Света, она заторопилась.

— Устные учи без меня,— сказала Наташа.— Проканителились мы с этой математикой. Мне уже пора сестрёнок из детского садика забирать. Я тебе дневник оставлю. Посмотришь, что учить нужно.

Проводила Света Наташу и опять за уроки села. Только полистала её дневник, чтобы узнать, какой параграф по русскому устному задали, а из дневника промокашка выпала. Подняла её Света, да так и застыла с промокашкой в руках. На ней был отпечатан тот самый рисунок с колчаном стрел, который прислали Свете орунзаки в последний раз.

Свету даже в жар бросило. Всё сразу стало понятно. Орунзаки — это же ребята из Витькиного звена! Недаром Витька так подозрительно приглядывался к ней в первые дни. И Синеглазка никакая ей не подруга. Просто выполняет пионерское поручение. Потому и приходит к ней. Сказал ведь вожатый, что надо помогать друг другу искоренять недостатки. Вот они и помогают. Только не как Римке Зиминой — при всём честном народе, а втихомолку, чтоб не опозориться, если ничего не выйдет.

Расстроилась Света ужасно. Даже пожалела, что сейчас не утро. Но ничего! Пусть она робкая — завтра тоже всё-всё Еыскажет ребятам. Что она им, подопытная свинка из живого уголка, что ли? А почему завтра? Может, она сейчас застанет их всех в домике на пустыре. Наверняка застанет. Синеглазка туда и торопилась. Теперь Света ни одному её слову не верила.

Накинула она пальто — и на улицу. А на улице— дождик, мелкий, противный. Ох и трудно было бежать! Как только кончилась асфальтированная дорожка, тяжёлая, густая грязь стала липнуть к туфлям и скоро сделала их похожими на огромные чёрные галоши. Правда, это Свету совсем не смутило. До того ли ей было! Увидела Света домик орунзаков, и её охватило какое-то тревожное и вместе с тем радостное чувство. Света вспомнила, как, отдав Гаврилкин портфель его соседке, она пришла на пустырь и просто из любопытства заглянула в этот заброшенный домик. Сильно испугалась она тогда первой записки орунзаков. Ведь записка совсем неожиданно появилась на устроенном ею столике. А сколько переживаний было потом! Как скверно она чувствовала себя, когда купила Гаврилке сигареты и тем самым не выполнила приказ командира орунзаков! А ведь Гаврилка-то действовал тоже по заданию. Значит, он совсем не такой противный, каким Света считала его. А как сильно он расстроил тогда Свету. Она не могла успокоиться до тех пор, пока не получила от Мишара-младше-го новое задание. Мишар-младший? Кто же он?

Света сбила грязь с туфель и вошла в домик. Ребят в нём не было. На столе ещё лежал глиняный черепок, а вот обои со стен ветер сорвал в нескольких местах. И у печки, что стоит в углу комнаты, вся побелка осыпалась. Света подошла к печке и открыла дверцу. Теперь она уже ничего не боялась. Орунзаки — её одноклассники. Значит, в этом домике Света такая же хозяйка, как и они. В топке были аккуратно сложены маленькие чурбачки, как будто кто-то собирался разводить огонь.

«Странно как-то лежат эти чурбачки, почти у самого края»,— подумала Света и снова посмотрела в печную топку. В деревне бабушка всегда старалась положить маленькие чурбачки подальше к дымоходу. Там они скорее разгорятся, и после будет удобнее класть дрова. Света подтолкнула чурбаки рукой, но они не тронулись с места.

«Во что же они упёрлись?» — удивилась Света и вынула несколько верхних поленьев. В глубине топки что-то блеснуло. Света моментально выкинула из печки все чурбаки. За ними оказался маленький ящичек. Свету бросило в дрожь. Хоть и выяснила она, кто такие орунзаки, а вдруг сейчас ещё такое выяснит, от чего волосы дыбом встанут!

Света пересилила себя и вытащила ящик наружу. Он был железный и разрисованный. На верхней крышке дрались два хвостатых петуха. Ящик был не заперт. Света зажмурилась и открыла крышку.

В шкатулке, свёрнутые в трубку и перевязанные чёрными нитками, лежали какие-то бумаги. Света выдернула из трубки самый верхний лист и прочитала: «ТАЙНЫЙ УСТАВ ОРУНЗАКОВ».

На обороте листа был написан текст тайного устава.

Свои сборы орунзаки проводят два раза в месяц по первым и пятнадцатым числам. Начало сборов ровно в 16 часов 00 минут. Место — пустырь, штаб орунзаков. Опоздание на сбор и неявка исключаются. Уважительная причина — болезнь или смерть.

Под словом «смерть» стояли две подписи:

Командир орунзаков Мишар-младший

Первый помощник командира орунзак Виктор Пухов по прозвищу Чуткое ухо.

Света выдернула из трубки второй лист. Это был список орунзаков. Так и есть, всё Витькино звено и ещё председатель Колька.

Вот и подтвердилась Светина догадка. Оставалось только выяснить, кто такой Мишар-младший. Но теперь сделать это было не трудно.

Пятнадцатого октября в четыре часа здесь можно будет увидеть всех орунзаков. Пятнадцатого? Это же завтра!

Света быстро положила тайный устав в ящичек, а ящичек поставила обратно в печку и так же аккуратно замаскировала его чурбачками.

Нет, она ничего никому не скажет, изменила своё решение Света. Пусть Синеглазка думает, что она не видела её промокашку. Теперь Света сама станет следить за орунзаками. Но тут Света вспомнила, что она ужасная трусиха и Еряд ли сможет сделать это. Просто непонятно, как она могла забыть такое!

В ту же минуту её невидимый упрямец опять вступил в спор со Светиной робостью. Да ещё как настойчиво: «Забыла, ну и хорошо, и вспоминать нечего. Думай лучше, что дальше делать. Действуй, действуй!» — потребовал он.

И как в тот раз, но уже гораздо решительнее, Света сказала себе:

«Ведь должна же я доказать ребятам, что они не зря стараются.— И, улыбнувшись своим мыслям, добавила: — Вот будет здорово, если я раскрою все их засекреченные планы!»

ТРУСЛИВЫЙ ЧАПАЙ

Света пришла домой и увидела у них в гостях Алика Футлшсова и его разодетую маму.

«Вот любопытные, заявились квартиру смотреть»,— тотчас догадалась Света.

— Как же хорошо вы устроились! — ахала мама Альки, переходя из комнаты в комнату,— Все, решительно все удобства! А моему благоверному всё только обещают новую квартиру. А воз, как говорится, и ныне там. У Еас и обстановка новая.

Алик шагал следом за матерью и притрагивался к каждой новой вещи.

— Неужели тебе интересно рассматривать мебель? — спросила его Света, и вдруг в её глазах забегали хитринки. Она явно что-то затеяла. Света дёрнула Алика за рукав и сказала таинственным шёпотом: — Хочешь помочь мне выследить одну шайку?

Алик уставился на Свету немигающим взглядом. О чём говорит с ним эта трусиха? Смотрел, смотрел, а потом как расхохочется:

— Мышка-норушка ловит шпионов! Вот это да!

— Ладно смеяться! — оборвала его Света и потянула в кухню.— Я же видела, как ты командуешь во дворе ребятами и представляешь Чапаева.

— Теперь я разведчик Зорге,— важно сообщил Алик.

— Вот и покажи свою храбрость,— потребовала Света и рассказала Алику про железный ящичек с хранящимся в нём тайным уставом орунзаков, умолчав о том, кому это всё принадлежит.

Алик слушал её не перебивая. Сначала очень серьёзно и внимательно, а к концу замахал на Свету руками и даже не дал договорить.

— Чепуха! Никаких орунзаков нет. Ты всё выдумала.

— Тогда одевайся, идём! — вскочила со стула Света.

— Куда?

— На пустырь. Я покажу тебе шкатулку с их документами.

Алик опять уставился на Свету. С ней ли он разговаривает? Эта требовательная девчонка совсем не походит на ту Свету Мохову, которая была в его звёздочке.

— Одевайся, одевайся,— теребила его Света,— уже смеркается.— И, войдя к взрослым, объявила : — Мы во дворе погуляем.

— Только не заставляйте себя искать,— сказала им вдогонку Алькина мама.

В домик Света привела Алика дальней дорогой. Решила на всякий случай запутать его.

— Вот в этой печке хранится сейф. Он дровами заложен,— сказала Света.

Алик фыркнул и открыл печную дверцу. Вынимать дрова ему не очень хотелось. Он привык командовать и ждал, когда этим займётся Света.

— Ты что, трусишь? — спросила она.

— Вот ещё! — буркнул Алик и с опаской посмотрел на дверь.

На улице стало темнеть, и в домике всё выглядело таинственно и мрачно.

— Ты прав,— поймав его взгляд, сказала Света.— Уже поздно, и вынимать сейф ни к чему. Я же не обманываю тебя. Давай лучше найдём на чердаке место, откуда мы будем подглядывать за ними. Они придут сюда завтра к четырём часам.

— Откуда ты знаешь? — чуть насмешливо спросил Алик.

— В их уставе записано,— ответила Света,— не явиться могут только те, кто погиб в перестрелке или задержан милицией.

— Ясно,— кивнул головой Алик и оглядел помещение.— Надо залезть на чердак задолго до их прихода и там спрятаться.

— А услышим мы их оттуда? — засомневалась Света.

— Сейчас проверим,— сказал Алик и приказал Свете: —Полезай на чердак, а я буду тут стихи говорить! Вот и узнаем, слышно там или нет.

Света подошла к чердачной лестнице и посмотрела наверх: а вдруг там кто-нибудь прячется?

— Ишь какой хитрый,— обернулась она к Алику,— лезь сам!

— Чего ты боишься? — усмехнулся Алик.— Ну ладно, лезем вместе. В разведку всегда посылают двоих. Если с одним что-нибудь случится, другой успеет убежать и предупредить об опасности кого следует.

— А кого следует? — спросила Света.

— Уж конечно, не родителей,— фыркнул Алик.

— Кого же?

— Нам с тобой, в случае чего, нужно звонить прямо в комитет охраны общественного порядка.

— А как туда звонить?

— Завтра я скажу тебе телефон. Только ты не вздумай записать его. Телефон надо запомнить, а если запишешь, то при первой же опасности ешь.

— Съесть телефон? — удивилась Света.

— Не телефон, а бумажку с номером,— рассердился Алик,— понимать надо...

— Кончай говорить,— перебила его Света,— лезем.

— Слушай,— не двигаясь с места, сказал Алик,— тебе не кажется, что с чердака мы ничего не увидим?

— Конечно, не увидим,— согласилась Света,— но мы выясним, где можно просверлить в потолке дырку, чтобы смотреть через неё.

— Портить дом?! — возмутился вдруг Алик.

— Его скоро сломают, он же брошенный.

— Но всё равно государственный,— возразил Алик,— а в государственном доме без разрешения даже перегородку нельзя ставить.

— Говорю же тебе, этот дом скоро снесут. Тут большой жилой корпус будет,— рассердилась Света и крикнула: — Ты полезешь на чердак или нет?!

— Нет,— твёрдо сказал Алик,— я пришёл к тебе в гости в новом костюме совсем не для того, чтобы лазить по чердакам.

— Ты трус, а не Зорге! — с удовольствием произнесла Сьета и почувствовала, что отомстила наконец этому липовому смельчаку.

— А в ухо хочешь? — надулся от обиды Алик и заморгал своими длинными девчоночьими ресницами.

— Ну дай, дай! — ещё больше распалилась Света и тут же притихла — на чердаке будто застонал кто-то: «Аййй... айййй...»

— Пойдём отсюда,— шёпотом сказал Алик.— А то ещё застукают нас твои орунзаки.

— Пошли! — мрачно сказала Света.

Они вышли из домика недовольные друг другом.

«Ну и Чапай-Зорге, на чердак залезть испугался»,— косясь на Алика, думала Света.

А насупленный Алик оправдывался сам перед собой:

«Очень нужно на грязный чердак в хорошем костюме лезть. Зацепишься за что-нибудь, а потом мать весь вечер пилить будет».

Выйдя с пустыря на шоссе, он заговорил примирительно :

— Ты, Норушка, не горюй. Завтра я возьму с собой настоящий милицейский свисток. У брата выпрошу. Он дружинник. С таким свистком никакие орунзаки не страшны. Чуть свистну — в момент разбегутся.

— Только приходи пораньше, чтобы мы всё успели сделать,— сухо сказала Света и замолчала до самого дома.

НОСОМ К НОСУ

На другой день в школе Света не выдала себя ничем. Наоборот, глядя на таинственных орунзаков, она просто не могла сдержать улыбку, представляя, какие у них будут растерянные лица, когда Света выложит им все их засекреченные тайны.

Из школы Света ушла сразу после уроков. Дорога была каждая минута. Через три часа орунза-ки должны были явиться на свой сбор, а у неё ничего не готово. Дома Света даже не стала ждать прихода Алика с настоящим милицейским свистком. Еще неизвестно, придёт ли он. Схватила молоток с отвёрткой и бегом на пустырь. Необходимо всё сделать засветло.

«Сказать или не говорить Алику, кто такие орунзаки? » — думала Света дорогой и решила сказать. Чего зря пугать человека.

Влезла Света на чердак и руками всплеснула:

— Ну и пылища, ну и грязь!

«Апчхи!» — услышала она за своей спиной в ту же минуту. У Светы перехватило дыхание.

— Кто здесь? — еле выговорила она.

«Муррр...» — раздалось из-за печной трубы.

И на обмазанный глиной дымоход прыгнула кошка.

— Ух ты! Напугала как... брысь отсюда! — Света бросила в кошку попавшуюся под руку рваную тряпку.

Кошка подпрыгнула и убежала вниз.

— Противная! — крикнула ей вслед Света и, вооружившись молотком с отвёрткой, принялась обходить чердак.

Прежде всего нужно было найти подходящее место для наблюдений. Около большой печной трубы с дымоходом валялась куча тряпок, старый рваный башмак и три детских галоши. Света отшвырнула галоши ногой и в узкую, но довольно длинную щель увидела устроенный ею внизу столик и лежащий на нём глиняный черепок.

— Великолепная дыра! — обрадовалась Света и подумала: если захватить из дома маленькое зеркальце и приложить его к трубе со щелью, в нём

отразится вся середина комнаты. Можно будет, не нагибаясь к щели, смотреть в зеркальце, как в маленький телевизор.

Света поставила рядом со щелью молоток и спустилась вниз, чтобы выяснить, заметен ли молоток снизу или нет.

Если заметен, орунзаки могут увидеть и её. Нет, молотка не было видно совсем. А сама щель казалась чёрной полоской. Наверно, потому, что с одной стороны её возвышалась труба, а с другой лежала куча тряпок. Чердачное окно находилось в стороне.

— Вот это повезло, ничего пробивать не надо,— обрадовалась Света и побежала домой.

Часы показывали тридцать пять минут третьего. Значит, через полтора часа она уже выяснит, кто такой Мишар-младший и что ещё готовят ей орунзаки.

Света была так возбуждена, что даже забыла просьбу мамы сходить в магазин за кукурузным маслом. Отец сказал, что оно очень полезно, и велел всё жарить на нём.

Света только и делала, что поминутно смотрела на часы. Не позднее трёх они должны были идти в домик и залечь в засаде на чердаке. Но почему до сих пор нет Алика? Ведь он не знает, что Света нашла место, откуда всё хорошо видно. Почему же он опаздывает? Если Алик не придёт в три часа, Света не станет больше ждать и уйдёт.

— Ой, кто-то звонит! Может, он?

За дверью раздался короткий милицейский свисток.

— Алик!

Света отперла дверь и даже рот открыла от исумления.

— Вот это да!

Алик был одет потрясающе. Короткие вельветовые брюки с блестящими пуговицами ниже колеи, на голове пилотка из тёмного сатина, а курточка вся в «молниях». И на ней карманы. Да какие! Из них, всё равно как из черкески, торчали гильзы от расстрелянных патронов. Там, где стреляных гильз не хватило, Алик замаскировал под них футлярчики от маминой губной помады.

Света просто не могла наглядеться на эти удивительные карманы!

Поздоровавшись со Светой, Алик, как бы между прочим, полез в карман своих брюк, и в его руках засверкал маленький браунинг.

— Ой! — вздрогнула Света и с восхищением посмотрела на револьвер.

Алик взвёл курок и щёлкнул им. Прямо из дула вырвался огонь.

— Зажигалка,— разочаровалась Света.

— Насмерть напугать может,— убирая зажигалку в карман, заверил Алик и тоном командира сказал: — Пора по местам! Нам надо замаскироваться, чтобы противник не смог обнаружить нас, даже если вздумает рыскать по чердаку. В крайнем случае, мы спустимся из слухового окна. Возьми с собой верёвку, на которой сушите бельё.

Подавая Алику верёвку, Света хотела сказать, чтобы он не боялся орунзаков, ведь они её одноклассники, но передумала: «Вдруг после этого он рассердится и удерёт? Скажу лучше на чердаке, когда мы замаскируемся».

— Дырку пробивать не нужно,— запирая квартиру, сообщила ему Света.— Я уже бегала туда сегодня. На чердаке около печки есть большая щель. Её нам хватит.

— Посмотрим, устроит ли эта щель меня,— важно сказал Алик, сматывая бельевую верёвку себе на руку.

Щель Алика устроила. Он приказал забаррикадировать вход на чердак, а сам спустил из слухового окна верёвку и крепко привязал её к чердачной балке. Потом Алик объявил Свете, что он будет командиром и все его приказания должны выполняться беспрекословно. Став командиром, Алик прежде всего распределил посты наблюдений. Свету посадил с правой стороны печной трубы, у края щели, а сам расположился посередине. Светино зеркальце он взял себе.

Оглядев расположение разведки, Алик полез в карман и достал милицейский свисток.

— Держи,— сказал он Свете,— в случае чего я выхвачу револьвер и открою огонь, а ты изо всех сил свисти.

— Хорошо,— кивнула головой Света и решилась сказать Алику про орунзаков: — Ты не волнуйся так, орунзаки...

— До шестнадцати часов осталось три минуты,— перебил её Алик, посмотрев на часы и свирепо прошипел: — Отставить всякие разговоры и хождения!

— Да ты послушай,— попросила Света.— Я совсем тихо объясню тебе...

— Приказ командира — закон! — рявкнул Алик.— Молчи!

«Ну и замолчу, а ты ничего знать не будешь, тебе же хуже»,— обиделась Света и отвернулась.

Алик заметил это и шепнул примиряюще:

— В разведке нельзя ссориться. Надо сохранять конспирацию. Нас же могут услышать. В крайнем случае, объясняйся жестами.

Посидев немного молча, Света подвернула обшлаг у своего платья и, дотронувшись до Альки-ного плеча, указала ему пальцем на кисть левой руки.

Алик понял и подставил ей под нос руку с часами : без одной минуты четыре.

— Сейчас придут... — одними губами прошептала Света.— Им нельзя опаздывать.

Но в четыре часа и в пять минут пятого орун-заки не появились. Алик подозрительно посмотрел на Свету: уж не разыгрывает ли она его? Что-то на новом месте она стала не в меру бойкой.

— Вот тебе и шестнадцать ноль-ноль,— подождав ещё немного, презрительно фыркнул Алик и встал.— Пошли, никто сюда не придёт.— Но тут же мгновенно пригнулся.

Послышались чьи-то приближающиеся к домику шаги. Потом несколько пар ног прошлёпало по деревянному крыльцу. Скрипнула дверь, и шарканье ботинок раздалось уже в домике.

В слуховое окно ничего не было видно. Орунза-ки подходили с другой стороны. Света и Алик одновременно бросились к щели и звонко стукнулись лбами.

— Ой! — забыв всякую осторожность, вскрикнул Алик.

— Что случилось? — спросил кто-то в дверях домика громким мужским голосом.

— Тут в ступеньке гвоздь, я чуть не упал из-за него,— ответил из сеней другой, хриплый голос.

— Ну вот какой он, смотрите,— сказал первый вошедший,— оштукатуренный, с дранкой.

— Это мне раз плюнуть,— усмехнулся хриплый.— Хотите, сейчас подъеду и в момент развалю?

В крохотном кусочке щели Света увидела чей-то большущий чёрный башмак.

— С утра займёшься,— сказал первый голос.— Сейчас ты нам на объекте нужен.

Послышались удаляющиеся шаги, и голоса смолкли.

— Строители приходили, завтра этот домик снесут,— вздохнула Света.

— Строители! — рассердился Алик.—А где же твои бандиты?

Только он это произнёс, как по чердаку пробежала чья-то тень, а снизу у домика послышался шёпот.

— Слышали? Завтра наш штаб сломают.

— Надо искать другое место.

— Последнее совещание в тайном убежище! — Эти слова были произнесены уже в домике.

Света подтолкнула Алика, чтобы посмотреть на кого-нибудь из говорящих, но, кроме края стола, устроенного ею же из досок и двух столбуш-ков, ничего не увидела. Щель оказалась мала. Если бы в неё смотрела одна Света, было бы ещё ничего, а то больше половины занимал Алик. Ей достался совсем крохотный краешек. Под правым глазом Светы так и маячила Алькина пилотка.

И вдруг в этом крохотном кусочке щели Света увидела чей-то большущий чёрный башмак, залепленный грязью.

«Мишар»,— пронеслось у неё в голове.

— Наверно, этот башмак атамана шайки,— прошептал ей Алик,— кроме него, в домике одни малолетние преступники.

— Дай-ка мне посмотреть на него,— чуть слышно проговорила Света и подтолкнула Алика.

Но все равно, кроме ботинка, она увидела только синие брюки.

Света нагнулась низко-низко к щели, но тут

Мишар перешёл на другое место, и его совсем не стало видно. Света и Алик услышали приглушённый голос:

— Внимание! Секретный сбор орунзаков объявляю открытым. Никаких посторонних разговоров. Нас и так задержали строители. Сейчас 16 часов 17 минут. Кто хочет сказать о Свете Моховой? Я думаю, с ней пора кончать.

Алик посмотрел на Свету и побледнел. А Света даже в лице не изменилась.

«Не понимает, что это значит «кончать»,— решил Алик.— До чего ж девчонки легкомысленные!»

— Можно мне, Мишар-младший,— сказал кто-то из угла домика.

— Говори, орунзак Чуткое ухо,— разрешил командир, и в щели мелькнула его большая рука.

— По-моему, всё ясно,— начал орунзак Чуткое ухо голосом Вити Пухова.— Света показала себя хорошо. Мы должны принять её в орунзаки.

— Не рано ли? — возразил Мишар-младший.

— Ты что?! — удивился орунзак Чуткое ухо.— Сам же говорил: выполнит она главное приказание — всё в порядке будет.

— Насчёт задания «сидеть в темноте» мы переборщили,— сказал главный орунзак.— Мы могли так напугать Мохову, что всё дело испортили бы. Тем более, тогда она ещё не совсем поправилась.

И тут Света так и застыла над щелью с открытым ртом. Она узнала Мишара по голосу. Ну да, конечно, это он! Их вожатый. И как она раньше не догадалась. Мишар — это же Миша Ратников. Прибавил он к своему имени букву от фамилии. Вот и получился Мишар.

— Очень подозрительно ведут себя эти ребята,— отрываясь от щели, прошептал Алик,— наверно, все опытные бандиты, раз задания в темноте выполняют.— И он предупредил Свету: — Если они на чердак полезут, я через окно удеру.

— Да не бойся ты их,— улыбнулась Света и сказала шёпотом: — Это не бандиты, а мои одноклассники. И вожатый наш.

От изумления у Алика глаза на лоб полезли. Он даже сразу ничего не сумел ответить Свете.

— А... не врёшь? — переварив услышанное, спросил он.

— Вот ещё! — махнула головой Света и попросила Алика: — Послушай, что дальше будет.

— Очень нужно! — вдруг разозлился он.— Я пришёл разоблачать бандитов, а не любоваться мелюзгой. Больше мне здесь делать нечего! — Алик погрозил Свете кулаком и рванулся к слуховому окну.

В тот же момент лежащая на самом верху баррикады треногая табуретка сорвалась и с грохотом покатилась вниз. За ней устремилась обломанная книжная полка и разбитая медная люстра. Очевидно, разгневанный Алик задел их.

— Тревога! — крикнул внизу главный орунзак Мишар-младший.— Оцепить дом, осмотреть помещение! — И он первый бросился на чердак.

В ПЛЕНУ У ОРУНЗАКОВ

Пленных связали той самой верёвкой, которую принесла Света и по которой пытался спуститься через слуховое окно Алик.

Посадили их на устроенную Светой скамью. Вот уж чего она никак не ожидала!

— Учиним допрос! — сказал председатель Колька и тут же предложил: — Только сначала назначим общественного обвинителя.

— И двух заседателей,— добавила со знанием дела Зоя Дергачёва.— У меня маму народным заседателем выбрали.

Алик застучал ногой об пол, выражая этим своё натерпение.

Орунзаки не обратили на него никакого внимания. Они совещались.

— Пленные, встать! — гаркнул через несколько секунд председатель Колька и скорчил просто зверскую физиономию.

Алик и Света моментально вскочили. Гаврилка с Витей взяли освободившуюся скамейку и перетащили её к окну. На скамейку тотчас сел Колька Колпаков, дав этим понять, что его выбрали общественным обвинителем. Наташа-Синеглазка и Зоя сели рядом с ним по обе стороны. Их Колька назначил народными заседателями. А Гаврилка с Витей подошли к входной двери и на всякий случай выстроились там на страже.

— Развяжите руки,— потребовал Алик,— у меня палец онемел.

— Ничего, потерпишь,— сказал общественный обвинитель и многозначительно добавил: —Немного осталось.

— Считанные минуты,— уточнил с приятной улыбкой Витя Пухов.

Алик покосился в его сторону одним глазом и присмирел.

— Допрос начинается,— провозгласил Колька и для большей солидности стукнул три раза кулаком по столу так сильно, что с доски даже свалился глиняный черепок.

Синеглазка достала из-за пазухи листок бумаги, разгладила его ладонью и приготовилась записывать. Она была ещё и секретарём общественного обвинителя.

— Кто вы такой9 — спросил очень вежливо и как можно медленнее председатель Колька, обращаясь к Алику.

Алик замялся.

— Это мой товарищ, Алик Футликов. Он приехал к нам в гости со старой квартиры,— поспешила выручить его Света.

— Вам слова ещё не дали,— так же вежливо прервал её Колька, после чего он снова обратился к Алику: — Как вы очутились на чердаке?

— Меня позвала Света.

— Вы подтверждаете это? — спросил Свету общественный обвинитель Колька Колпаков.

— Подтверждаю,— сказала она и попросила: — Дайте я всё расскажу. Он не в курсе. Это я всё устроила.

— Разговорчики! — гаркнул общественный обвинитель.— Пленники не имеют права голоса.

— Почему не имеют? — заступилась за Свету народный заседатель Наташа-Синеглазка.— Пусть расскажет, что хочет.

— Говори! — разрешил ей Колька Колпаков.— Чистосердечное признание облегчит вашу участь.

— Развяжите нам руки,— снова потребовал Алик,— у меня уже мурашки по ним бегают.

— Это не от верёвки мурашки, а от страха. Верёвка слабо завязана. ,— объяснил Витька Пухов и сказал с намёком: — «Что день грядущий мне готовит?»

— Развяжите их,— попросил главного обвинителя вожатый Миша,— к пленным надо проявлять чуткость.

— Клянитесь, что вы не предпримете попыток к бегству! — потребовал председатель Колька.

— Клянусь! — сказал Алик.

— А ты? — спросил Колька Свету.

— Не убегу, пока всё не выясню,— ответила Света.

Витя и Гаврилка освободили пленных.

— Рассказывай! — разрешил Свете Колька Колпаков.

— Значит, так,— собравшись с мыслями, начала Света.— Вчера вечером, после того как мы с Наташей выучили уроки, она ушла, а я стала думать об орунзаках. Мне очень хотелось поскорее увидеться с ними.— Тут Света вспомнила о промокашке, которую забыла Наташа в своём дневнике, но рассказывать о ней не стала. Зачем? Она скажет о промокашке Наташе, когда будет с ней наедине. А то ребята ещё накинутся на неё. И Света продолжала : — Я решила пойти в ваш домик. Я почему-то думала, что вы там совещаетесь. Пришла сюда, а вас нет. Вот я и начала осматривать помещение. Ну и нашла в печке маленький...

— Стой! — прервал Свету Витя Пухов.— Посторонние не должны знать подробностей. Нам известно, что ты нашла в печке, и всё! Продолжай дальше.

— Подумаешь, из-за ржавой шкатулки тайну делают,— вызывающим тоном сказал Алик.

— Разболтала?! — пытливо глядя на Свету, сказал Витя Пухов.

— Ага,— тихо призналась Света.— Только я не сказала Алику, что орунзаки — вы. Он думал, они настоящие бандиты.

— Я пришёл разоблачить вас,— смело заявил Алик.

— А я — выведать ваши тайны и узнать, что вы ещё мне готовите,— призналась Света.— Тогда я смогла бы помочь вам сама.

Орунзаки переглянулись. Им совсем не нравилось, что их, первых борцов с недостатками, приняли за бандитов. А вот Света обрадовала. Какая же она стала решительная и находчивая! Нет, они всё-таки не зря старались.

Пленники заметили, что орунзаки сочувствуют им, и осмелели.

— У нас тоже есть вопросы. Мы хотим выяснить! — закричали Света с Аликом.

— Спрашивайте,— великодушно разрешил главный обвинитель,— пусть вам всё будет ясно.

Света вышла вперёд.

— Когда вы мне первую записку подложили, где вы прятались?

— Вроде тебя — на чердаке,— сказал Гаврилка и засмеялся.— Видели мы, какого ты стрекача отсюда задала.

— Будто ты не испугался бы,— отпарировала Света.

— Как только ты сказала про себя Наташе, что ужасно робкая, мы тут же решили проверить это,— застрекотал председатель Колька.— Вот Гаврилка и велел тебе свой портфель домой отнести.

— А потом папиросы купить,— добавил Гаврилка.

— Не дала ты ему отпор, вот мы и стали твой характер перековывать,— продолжал Колька.— Потому и не раскрывали себя. Ведь если бы ты узнала, что орунзаки — мы, наверно, ни одно наше задание не выполнила бы.

Света обернулась к Гаврилке:

— Значит, когда я с балкона с тобой разговаривала, ты во дворе тоже специально бегал? Чтоб меня проверить?

— Без проверки оценки не ставят,— ответил довольный Гаврилка.

Света села на подоконник. Теперь, кажется, она выяснила всё. Но Алик ещё сидел с таким обалделым и непонимающим видом, что общественный обвинитель Колька даже спросил его:

— У тебя будут вопросы?

— Вы обыкновенные пионеры,— сказал Алик чуть насмешливым тоном,— зачем же вы назвались какими-то непонятными орунзаками?

— Это только тебе ничего не понятно,— сказал Витя Пухов.— А нам быть орунзаками очень нравится.

— У вашего отряда какое самое важное дело? — спросил Алика вожатый Миша.

— Сбор макулатуры,— важно ответит тот,—мы по ней первое место в дружине держим.

— А мы считаем самым важным помочь товарищам избавиться от своих недостатков в характере,— сказал вожатый Миша.

— Самому сделать это очень трудно,— тотчас ворвался в разговор председатель Колька.— Мы пробовали, и ни у кого не получилось. Даже у меня. Хотя у меня сила воли зверская... Верно я говорю, Миша?

— Ладно, продолжай,— улыбнулся вожатый.

— Вот Витькино звено и задумало взять шефство над слабохарактерными ребятами. Помочь им в первую очередь,— закончил председатель Колька.

— А орунзаков мы вместе с Моховой придумали,— совсем неожиданно объявил Витя Пухов.

Света так и уставилась на него.

— Ты что?

— Вместе, вместе! — замахали на неё руками все орунзаки.

А Витя с Гаврилкой объяснили:

— Все ребята хотели, чтобы у нашего звена был какой-нибудь особенный девиз.

— Ломали-ломали мы головы, а тут велела нам Маргарита Павловна подобрать пословицу и объяснить её значение. Света написала в тетради: «Одной рукой узелок не завяжешь». А я её спросил, что это означает. «То означает,— сказала Света,— что одному человеку очень трудно жить без посторонней помощи». Я как услышал это, чуть на весь класс не закричал: «Вот девиз нашего звена!» После со мной все согласились. Потому мы и назвались орунзаками.

— Почему потому-то? — опять не понял Алик.

— Орунзаки получились из этой самой пословицы,— сказал Гаврилка Тюрин.

— Из нашего девиза,— поправил его Витя и объяснил Алику: —Отними от каждого слова девиза по букве и сложи их. Вот и выйдет «орунза».

— А «ки» мы для звучности добавили,— поспешно вставил председатель Колька. Наверно, это он предложил добавить «ки».

Алик сложил первые буквы девиза и успокоился. Ему стало всё ясно: о-р-у-н-з-а-к-и.

— А Римму Зимину мы из «долгоиграющей пластинки» обыкновенной делаем,— похвастался Алику председатель Колька.— Заманили в пионерскую комнату и записали потихоньку на плёнку. А потом дали послушать. Она сначала даже не узнала себя. Думала, что это за ворчунья такая? А оказывается, это она сама была. Теперь Римка как вспомнит этот случай, так и сдерживается.

— А ты когда с неё пример возьмёшь? — спросил Кольку вожатый Миша.

— А что? Разве я не верно говорю? — пошёл в наступление Колпаков.— Разве Римка не меньше бубнить стала? Мохова, подтверди, что я прав!

— Меньше, меньше,— с охотой сказала Света и спросила вожатого: — А почему тебя, Миша, зовут Мишаром-младшим — ведь ты старше нас всех?

— Миша младший по отцу,— не дав сказать вожатому, объявил Колька.— Его отца тоже Михаилом зовут, и дедушку тоже. У них в семье все Михаилы. А он самый младший.

— О, сколько Мишек! — ахнула Света.— Всё равно как в дремучем лесу.

Все засмеялись, но главный обвинитель Колька Колпаков спохватился и сейчас же восстановил тишину.

— Мы помогли Свете и ещё поможем,— начал он свою заключительную речь.— Мохова станет у нас самой активной пионеркой. Она...

— Я её и так не узнал,— сказал Алик.— Приехал в гости и развёл руками: она или нет? В мо-

ём звене Свету за робость даже Мышкой-норушкой прозвали.

— Вот, оказывается, кто у неё звеньевой был! — обрадовался Витя Пухов.

— Тебя-то нам и нужно! — подскочил к Алику Гаврилка.

— Зачем это я вам понадобился? — с усмешкой спросил Алик.

— А затем, что ты звеньевой никудышный,— ответил Гаврилка.

— Это откуда ж ты знаешь?

— А вот и знаю!

— Ничего не знаешь!

— Нет, знаю, знаю!

И не успели ребята опомниться, как Гаврилка с Аликом, сцепившись, уже катались по полу, норовя одолеть друг друга.

Света бросилась разнимать их.

— Пленники, ни с места! — гаркнул главный обвинитель и сразу восстановил порядок.— Сейчас высший совет орунзаков вынесет вам приговор. Мы уходим совещаться.— И он позвал всех орунзаков на чердак.

Пленники остались без стражи.

— Как ты думаешь, к чему они нас приговорят? — спросила сияющая Света.

— Уж во всяком случае мне больше твоего достанется,— отряхиваясь, сказал Алик и покосился на дверь.

— Не вздумай удирать. В момент догоним,— предупредила Света и уже миролюбиво добавила : — Да ты не трусь, у нас ребята справедливые, зря не осудят.

Прошло несколько минут, и орунзаки спустились с чердака.

— Встать! — приказал общественный обвинитель.

Пленники подчинились, и он продолжал громовым голосом:

— Слушайте решение высшего совета орунзаков! Пункт первый: «Звену четвёртого класса, в котором состояла раньше пионерка Света Мохова, предлагаем выбрать девиз».— Тут Колька отвлёкся от решения орунзаков и добавил Алику: — С девизом гораздо интереснее. У нас знаешь как пионерская работа оживилась!

— Коля! — предостерегающе сказал вожатый.

— Пункт второй! — громогласно объявил председатель.— «После праздника Октября звено орунзаков вызывает ваше звено на соревнование. Если же пионерская работа у вас по-прежнему будет отставать, то мы, орунзаки, возьмём ваше звено на буксир».

— Не возьмёте! Не надейтесь! — запетушился Алик. Он уже понял, что драться с ним, кроме Гаврилки, никто не хочет, и снова стал важничать. В знак протеста он даже выстрелил из своей зажигалки.

— Отставить огонь! — приказал общественный обвинитель и, хотя ему ужасно захотелось поскорее рассмотреть Алькину зажигалку и бабахнуть из неё, сдержал себя и продолжал металлическим голосом: —Пункт третий: «Строю орунзаков прокричать пионерке Свете Моховой за проявленную отвагу и мужество при выполнении наших приказаний троекратное «ура!». Именем всех пионерских законов данное решение изменению не подлежит». Точка, и никаких гвоздей! — уже от себя заключил Колька.

После этого он отдал приговор секретарю Наташе и потребовал, чтобы Света и Алик расписались под ним.

Как только они выполнили требование общественного обвинителя, на середину домика вышел вожатый Миша и скомандовал:

— Орунзаки, смирно! На пионерку Свету Мо-хову равняйсь!

Света, чуть не опрокинув скамью, вытянулась в струнку.

Но то ли от радости, то ли от всего пережитого за эти дни вдруг закрыла лицо руками и, заплакав, выбежала из домика.

Торжественный строй орунзаков пришёл в смятение.

ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Света забралась на подоконник в лестничном коридоре своего этажа и плакала от радости.

«Говорить буду на сборе до тех пор, пока не остановят. Обо всём скажу. Как я думала, что никто из ребят со мной дружить не будет, как расстроилась, что первое задание орунзаков не выполню, и как ребята помогли мне. А потом я позову их на экскурсию к папе и ещё... — Тут Света даже зажмурилась от волнения.— Ещё я предложу им провести такой сбор орунзаков, какого они никогда не проводили.— Так с зажмуренными глазами Света и продолжала мечтать: — Месяца через два в вестибюле школы появится большое, красивое объявление:

«Внимание! В актовом зале состоится необыкновенный концерт. Приглашаются все желающие

избавиться от своих недостатков. А участвуют в концерте те, кому это уже удалось сделать».

Соберутся ребята, и на сцену под звуки марша, чётким шагом выйдут все орунзаки. У каждого за спиной колчан стрел с блестящими наконечниками, в руках лук, а на груди, точно лента у чемпиона, большая золотая буква. У кого «О», у кого «Р» или «У», и так до конца.

«Орунзаки»,— прочитают зрители, а кто-нибудь не вытерпит и крикнет: «Это что за должность?!»

«Подумайте»,— предложит командир орунзаков Мишар-младший.

И тут любопытные начнут строить всякие догадки.

«Орунзаки — это Отряд Ребят Упрямых, Настойчивых, Знающих и Активных»,— предложит один.

«Это Орава Универсальных Заводил»,— выскажется другой.

«Ни за что вам не отгадать,— рассмеётся Миша и, точно дирижёр, махнёт нам.

«Одной рукой узелок не завяжешь!»—дружным хором скажем мы, указывая на свои буквы.

А вожатый Миша снова обратится к зрителям:

«Кто с этим не согласен, может попробовать».

Конечно, сразу найдутся охотники. Мы пригласим их на сцену и посмотрим, как они начнут пыхтеть над таким заданием. Вряд ли кому удастся выполнить его!

Когда же сконфуженные смельчаки снова займут свои места в зале, Миша торжественно объявит, что эта пословица стала девизом нашего отряда, и мы споём песенку орунзаков».

Света спрыгнула с подоконника и запела первое, что пришло ей в голову:

Мы пионеры-орунзаки, Мы начеку всегда: Озорникам и лодырям От нас беда.

Колчан и стрелы мы имеем, Чтоб ими в цель стрелять. Все недостатки мы одолеем И будем петь и танцевать. Ура! Ура!

Мы такими будем всегда!

Перед самым концом песни мы натянем луки со стрелами и прицелимся в наших противников.

«Стрелы пущены в цель!» — скомандует командир Витя. И мы все вместе поразим смешные рисунки, которые появятся в глубине сцены. Моя стрела поразит Трусость, Синеглазкина — Подсказку, Витина попадёт в Кривляку. Словом, каждый подстрелит свой недостаток. И они на глазах у зрителей провалятся в тартарары. На этом сборе мы и Римкину пластинку размагнитим. В торжественной обстановке. А после начнём наш концерт.

«Первым номером программы,— объявит Миша Ратников,— танец двух подружек: бывшей Буб-нилки и недавней Трусихи».

Это я с Риммой исполню его,— засмеялась Света и продолжала придумывать: — После нас на сцене появятся клоуны: бывший Кривляка и прошлогодний Драчун и Удирала с уроков — Витя Пухов с Гаврилкой. А за ними выступят новые подшефные орунзаков. Ну и весело же будет! Будет...» — поймала себя на слове Света.

А чтоб это было, надо завтра же рассказать ребятам о таком сборе. И Света ни капельки не побоится. Ведь теперь в её характере появился чудесный упрямец. Чуть что — и он вступает в спор с её робостью. Вот и сейчас упрямец подбодрил Свету: «Расскажешь и вместе с ребятами начнёшь готовить этот сбор. Вот будет здорово!»

Света посмотрела в окно и увидела идущего по двору отчима. Вихрем сбежала она вниз.

— Папа, как всё хорошо получилось!

— Разве ты уже выступила на сборе? — удивился Александр Константинович.

— Нет ещё,— ответила Света,— но увидишь, моё выступление понравится всем.

— Вполне возможно,— согласился отчим.— Кстати, ты можешь пригласить к нам ребят в любой вторник.

— Вот спасибо-то! — воскликнула Света и, подпрыгнув, вдруг чмокнула отчима в щёку.

Это было совсем неожиданно, и поэтому они оба смутились.

— Что ж мы стоим... Поехали к маме,— сказал после некоторого молчания Александр Константинович.— Мне кажется, наверху ждут лифт, а мы с тобой ни туда ни сюда.

— Ни туда ни сюда! — засмеялась Света и нажала одну из блестящих кнопок.

Лифт рванулся и помчал их наверх.

А в квартиру звонить было не нужно. Мама увидела их в окно и вышла встретить на лестничную площадку.

— Что-то вы, дорогие товарищи, долго поднимаетесь,— заметила она, беря у отчима портфель.

— У нас был деловой разговор,— переглянувшись со Светой, сказал Александр Константинович.

— А дома вас тоже ждут дела,— подхватила мама.— Нужно передвинуть сервант и шкаф.

— Опять?! Дайте хоть отдышаться,— притворно вздохнул отец и сел на диван.

Мама и Света тоже сели, да так, что Света оказалась между отчимом и мамой. Она ещё ни разу не сидела, крепко прижавшись к ним. Оказывается, это просто замечательно!

— Хотите, мы у себя дома тоже будем орунзаками? — неожиданно предложила им Света.

— Хотим! — не задумываясь, сказал отчим.— Только объясни, пожалуйста, кто они такие, с чем их едят?

— Никаких разговоров! Идите мыть руки и за стол! — И мама прогнала обоих в ванную комнату.

Через минуту Александр Константинович крикнул оттуда:

— Знаешь, Люся, быть орунзаками совсем не плохо.— И, подмигнув Свете, заговорщически добавил : — Мы расскажем об орунзаках маме, когда будем переставлять мебель. Это самое подходящее время.

— Точка, и никаких гвоздей! — ответила довольная Света Колькиной поговоркой.

— Орунзаки, за стол пора! Всё остынет! — позвала их мама.

Оцените, пожалуйста, это произведение. Помогите другим читателям найти лучшие сказки.
СохранитьОтмена

Категории рассказа:

Рассказы Юрия Ермолаева

Рейтинг рассказа

4.5
Оценок: 8
57
40
30
20
11

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первыми!
Оставить комментарий
АА